search
top

Александр Македонский Великий (часть 1)

В глубокой древности Дельфийский оракул предсказал Македонии следующее:

Вперед к богатой стадами иди Боттиэе!
Как только увидишь,
Лагерем ставши, во сне ты коз
Белогорое стадо, город заложишь ты там,
Принеся обильные жертвы.

Согласно приданию, именно Дельфийскому оракулу была обязана древняя столица македонян своим возникновением. Прежде она называлась Эдессой и была известна как город, «богатый водой». Македоняне называли его просто Эги, что означало «козий город». Этот город стал колыбелью народа, который произвел на свет одного из крупнейших завоевателей всех времен — Александра Великого.

Чтобы понять, какого рода человек был Александр Македонский, каким полководцем он был — надо описать все стороны и периоды его жизни. Начиная с его детства, необходимо описать все что составляло окружающий Александра мир. Каким он был? Каким был сам мальчик? Он напоминал жеребенка благородных кровей, вырывающимся из-под узды — настолько чувствительным и легко возбудимым был Александр. Учителям и воспитателям было с ним и легко и трудно. Александр не подчинялся тем, кто пытался ему приказывать, поэтому некоторые воспитатели считали его непокорным, упрямым и даже злым. Тот же, кто воздействовал на него добром, вызывал в нем интерес, добивался послушания, а иногда и обретал его любовь, ибо Александр был страстным человеком, склонным к любви и восхищению, так же как и к презрению и протесту. Как и любого чувствительного человека, в нем легко было вызвать радость или гнев. Иногда страсти так потрясали его, что переживания становились для него просто невыносимыми, но и в эти моменты в нем проявлялся великий, царский и поистине гордый дух. Но при всей его мягкости некоторые качества, такие как железная воля, непреклонность и неумолимость, он унаследовал у матери. У Александра уже в детстве проявлялся характер будущего великого человека. Его романтические настроения уживались с трезвым рационализмом, потребность любви с неумолимостью, воинственностью и склонность к насилию. Однажды он схватил меч и приготовился к бою лишь потому, что услышал военную песню великого Тимофея. [1] Время шло, Александр становился старше и чем более взрослел, тем сильнее чувствовал Филипп — его отец, отсутствие у сына обычной сыновьей любви. Александр был скрытен с отцом. В основном это объяснялось холодными отношениями между родителями. Дело в том, что в детстве и в юности Александр видел Филиппа глазами любимой матери. Филипп был неверным супругом и, поэтому не было удивительным, что Олимпиада — его жена, испытывала к нему ревность и ожесточение. Именно эти качества перенял у своей матери Александр. Но наследник Филиппа испытывал еще и муки иной ревности. Вместо радости блестящим успехам отца, он проявлял зависть. Он мечтал, что в будущем он одержит победы, которые дадут ему возможность помериться с отцом славой. Филипп делал все, чтобы завоевать доверие, привязанность и любовь сына, но ему так и не удалось покорить сердце собственного ребенка. Царь осознавал то огромное влияние, которым обладала Олимпиада на сына, и знал, что Лисимах и Леонид, которые являлись учителями и воспитателями Александра, стояли на ее стороне. Такого рода обучение сына не соответствовало его желаниям, он решил направить его по совершенно иному пути. Он решил, что Александр не будет столь строптивым, если на его пути встретится по-настоящему крупный человек. Не колеблясь царь выбрал самого лучшего из известных ему учителей. Он послал приглашение Аристотелю на остров Лесбос и получил согласие философа.

Аристотель видел в Александре будущего гегемона эллинов и, более того, самого могущественного властителя Европы. Поэтому Аристотель принял приглашение Филиппа. Философ наилучшим образом справился со своей задачей. Он не стремился стать влиятельным советником царя, его интересовал только доверенный ему юноша. Аристотелю в то время было около сорока лет. Он старался завоевать доверие ученика, хотел, чтобы он воспринимал своего учителя не как уже сложившегося, взрослого человека, а как мятущегося, формирующегося мыслителя, который еще только ищет собственное «я». Таким образом, рядом с Александром очутился человек, продолжающий расти и искать новое, несмотря на уже достигнутое величие, что, конечно не могло не отразиться на отношениях между ними. Аристотеля, как и Александра терзала жажда неизвестного в бесконечном мире. Неудивительно, что оба эти искатели нового обрели любовь друг друга.

Шли годы, Александр взрослел, и вот наступило время, когда Филипп решил, что Александр уже достаточно вырос для того, ознакомить его с управлением государством. В 340 г. до н.э., в шестнадцать лет, пока Филипп ходил походом на Перинф, Александр управлял Македонией. Александру была вручена царская печать. В это время восстали меды, обитавшие в верховьях Стримона. Молодой царь подавил восстание, переименовал их столицу в Александрополь и заселил ее жителями империи. После того как наследник столь удачно проявил себя, царь стал давать ему и другие поручения. В 338 году до н.э. Александр уже входил в штаб Филиппа, а в битве при Херонее, когда ему было всего восемнадцать лет, командовал одним из флангов македонской армии. Во главе гетайров он разбил строй привыкший к победам фиванской фаланги и тем самым решил исход сражения. Наследник, вероятно, почувствовал себя счастливым, когда отец предоставил ему возможность действовать самостоятельно. Скоро Александр стал тяготиться ролью наследника, к тому же еще и такого деятельного и гениального человека, каким был его отец.

Так начинается линия разногласий между Александром и его отцом, которая закончится так неожиданно и так трагично. В триста тридцать седьмом году до н.э. Филиппа охватила новая страсть на сей раз речь шла о девушке из самой знатной македонской семьи. Но родственники прелестной Клеопатры(так звали эту девушку) настаивали на том, чтобы дети от этого брака имели полное право на наследие престола. Что же ждало тогда Александра? Можно ли оттолкнуть его так же, как его мать?

Свадьбу отпраздновали с большой пышностью. Александр вынужден был присутствовать и на празднике и на пиру. Сорокашестилетний царь сиял от счастья рядом со своей шестнадцатилетней невестой. Жених напился больше чем обычно. Аттал, один из самых уважаемых придворных царя, который был тесно связан с родом парминиона, откуда происходила Клеопатра, принеся жертву богам, попросила их даровать царю законных детей. Стихийные силы пробудились в Александре, он схватил то, что подвернулось под руку, — это оказался кубок — и швырнул его в обидчика. Тот стал защищаться. Тут Филипп вступился за Аттала. Царь поднял меч на юношу, но, будучи пьян, не удержался и упал. Тогда все услышали голос сына:” Вот человек, который собирался идти походом в Азию, а не в состоянии даже пройти от ложа к ложу” . 1 Александр покинул двор и страну, отвез мать не ее родину, а сам отправился в Иллирию. Только с помощью ксена Демарата Филипп начал переговоры с Александром и сумел уговорить наследника вернуться. Однако отношения отца с сыном продолжали оставаться напряженными. Их сближению мешала не только новая царица, но еще больше стремление Александра к независимости, лишавшее его покоя.

Можно было опасаться, что напряженные отношения между отцом и сыном вновь окончатся разрывом. Но судьба разрубила этот трагический конфликт одним ударом. Она милостиво избавила Филиппа от всех дальнейших бедствий, которые неизбежно навлек бы на его голову сын и нетерпеливый наследник. Это произошло летом 336 г. до н.э. Войска уже собирались выступить в поход против персов. В старинном престольном городе Эги готовилась свадьба сестры Александра с эпирским царем. Свадебный пир проходил торжественно, без споров и разногласий. На следующее утро ожидали апогея празднества: в нем должен был принять участие народ. После торжественной процессии предполагалось, что будет представление в театре. Великолепное шествие двигалось через празднично возбужденную толпу. Шли гости, послы, высшие чины македонской армии. Затем шли придворные, гетайры, сам царь шел между наследником и женихом. Их окружала царская стража. Процессия вошла в театр. Филипп миновал ворота; раздались радостные возгласы. И тут словно сверкнула молния. Коварно спрятанный в складках одежды убийцы меч пронзил царя. Филипп пал мертвым. Убийца пытался бежать, но стража нагнала его и убила.. 2 Со смертью Филиппа умерла и надежда объединить греческие и македонские сердца в их стремлении к общему будущему. Эта идея не нашла в Александре поддержки. У этого человека вскоре появилась иная, титаническая цель: замыслы Филиппа оказались слишком узки для него. Его задача была шире объединить все страны и народы.

Несчастье не помешало Александру решительно взять в руки власть. Действовать надо было немедленно. Это понимал и еще один человек, самый могущественный из приближенных Филиппа-Антипатр. Испытывая теплые чувства к Аристотелю, он ощущал связь, объединявшую его с Александром. Решение принято: Антипатр выступил перед собравшейся толпой с речью в пользу Александра. С преданными ему воинами Александр вернулся в город и занял крепость. 1 Теперь наступила пора думать о наказании преступников и об отмщении. Александр воспользовался возбуждением, царившем в народе и армии, захватил и, более того, уничтожил всех, кто казался опасным для трона, независимо от их причастности к покушению на Филиппа. Итак, царем стал двадцатипятилетний юноша, трон под которым, казалось, шатался. У всех народов, побежденных Филиппом, появился немалый соблазн сбросить господство и опеку македонян. На Балканах серьезных беспорядков не возникало, совсем иначе обстояло дело в Греции. В Афинах царило праздничное настроение, Фивы и Амбракия выступили против македонских гарнизонов. Большинство крупных греческих полисов отказались признать Александра. Молодой царь понял, что главное — предотвратить создание против него общегреческого оборонительного союза. Он неожиданно прорвался со своей армией по труднодоступным тропам в Фессалию и, даже не пустив в ход оружия, добился того, что его избрали пожизненным стратегом. Перейдя в горы, он встал лагерем перед Фивами и послал ультиматум Афинам. Испуганные греческие города старались превзойти друг друга в выражении верноподданнических чувств и уверяли царя в своей лояльности. Александр был признан гегемонов эллинов. С точки зрения стратегии этот поход демонстрирует типичную черту военного искусства Александра — двойную внезапность.
У каждого из нас бывают в жизни грустные события, неприятности. В такие моменты не хочется ни с кем общаться, ничего никому объяснять Грустные стихи здесь www.Ctixi-Love.Ru погрустим вместе

Похожие записи:

Комментарии закрыты

top