search
top

ЖАН КАЛЬВИН

Деятель Реформации, основоположник кальвинизма. С 1541 г. фактический диктатор Женевы, ставшей центром Реформации. Отличался крайней религиозной нетерпимостью.

Среди деятелей Реформации наиболее политизированным был Жан Кальвин, о котором Вольтер сказал: «Кальвин открыл двери монастырей не для того, чтобы выгнать оттуда монахов, а для того, чтобы вогнать туда весь мир». Именно его идеи легли в основу деятельности огромного количества христианских сект, по сей день успешно действующих в мире и собирающих огромное количество прихожан.

Младший и третий по счету после Лютера и Цвингли «отец» Реформации родился 10 июля 1509 г. в Нойоне, маленьком пикардийском городке на севере Франции. Его отец, Жерар Ковен (позже, по обычаям ученых того времени, основатель кальвинизма латинизировал свою фамилию), был состоятельным чиновником и подвизался на судебном и церковном поприще. Одновременно он занимал места прокурора и синдика соборного капитула, а затем стал секретарем епископа. С раннего возраста Жан отличался необыкновенными способностями к учению, и отец, желая открыть сыну дорогу к почету и богатству, всячески поддерживал его стремление к образованию. В 14 лет мальчика отправили на учебу сначала в Бурж, а затем в Орлеан и Париж.

Будущий реформатор с первых же дней своего ученичества резко отличался от своих товарищей. Он был чрезвычайно прилежен, быстро усваивал предметы, умел превосходно излагать выученное, но обладал угрюмым нравом, замкнутостью, обидчивостью и раздражительностью. Избегая шумных игр и развлечений, мальчик целыми днями просиживал в библиотеке. Молодой Кальвин подмечал малейшие провинности своих товарищей и постоянно обрушивал на них град обвинений даже по ничтожным поводам. Добродушные студенты сначала пытались протестовать, а потом просто перестали обращать внимание на выходки самозваного прокурора и старались не давать ему повода для раздражения. Они прозвали его «Аккузативусом», то есть винительным падежом.

Уже в эти юные годы человеческие чувства и привязанности не имели никакого смысла для Кальвина. Когда в 1531 г. умер его отец, наследник не поехал на похороны. Ведь его будущее было и так обеспечено. От нуайонского нотариуса пришло письмо с сообщением о том, что имущество и сбережения Жерара завещаны сыну. Можно было распоряжаться судьбой по своему усмотрению.

Со временем Кальвин начал понимать, что выдвинуться он сможет, скорее всего, на ниве протестантизма, который постепенно становился знаменем эпохи. Но быть просто последователем Лютера ему не хотелось. Кальвин начал разрабатывать собственное учение, уклоняясь от рискованных публичных выступлений и опасных речей. Своими соображениями он делился лишь с немногими людьми, к которым испытывал полное доверие.

В это время во Франции усилились гонения на всех противников католической церкви. В 1534 г. по велению короля Франциска в застенки было брошено немало протестантов. Многие покинули страну. Кальвин, жаждавший публичных выступлений и славы, решил последовать их примеру и со временем обосновался в Базеле. Здесь он закончил и напечатал свой главный труд, начатый еще в Париже. Книга носила название «Наставление в христианской вере» и стала суммой всего догматического и церковного учения Кальвина, которое пришлось по вкусу нарождающейся буржуазии.

Кальвин учил, что каждый человек еще до сотворения мира предопределен Богом к спасению или погибели. Выражением Божьего благоволения является удачливость в делах, поэтому разбогатевшие граждане являются Божьими избранниками. Но воли Бога не знает никто. Поэтому, если бедняк будет неустанно трудиться; он может разбогатеть. Если же этого не случится, за покорность и усердие он все же будет вознагражден в загробной жизни. Священной обязанностью каждого становились стяжательство, накопительство, а для простого люда — повиновение хозяевам, строжайшее, соблюдение суровой протестантской морали, слепое повиновение руководителям новой церкви.

Вскоре Кальвин приобрел репутацию одного из крупнейших богословов и его пригласили в Женеву для чтения лекций. В этом городе реформатор нашел для себя благодатную почву. Известные по всей Европе зажиточные женевские суконщики, меховщики, башмачники горячо поддержали новые идеи. Городской магистрат принял созданный Кальвином проект церковного устройства, правда, привести всех граждан к присяге так и не удалось.

Постепенно город начал менять свой внешний облик. Исчезло пышное церковное убранство. Горожане в черных и коричневых одеждах слушали длинные и скучные проповеди пасторов — так стали называть священников новой церкви. Запрещались все народные и даже церковные праздники, оставленные другими реформаторскими церквами, — Рождество, Обрезание, Благовещение и Вознесение. Для отдыха народу оставили только воскресенья, но и эти дни все горожане обязаны были провести в церкви. Дома женевцев время от времени подвергались обыскам, и горе той семье, где находили кружевной воротничок, вышитый чепчик, украшение или, не дай бог. Ослушников подвергали штрафам, публичным наказаниям, а то и вовсе изгоняли из города. В девять часов вечера все запирались в домах, и никто не имел права появляться на улице без специального разрешения городских властей. Все должны были ложиться спать, чтобы с раннего утра заняться работой.

В Европе Женева приобрела репутацию «святого города», а Кальвина стали называть «женевским папой». Так же, как в Рим, сюда стали стекаться почитатели и ученики отца кальвинизма, отличавшегося большой нетерпимостью к чужому мнению. Однако в самом городе дела Кальвина обстояли совсем не так благополучно. Постепенно стала усиливаться оппозиция, которая к 1538 г. получила большинство в органах городского управления. Сторонники Кальвина были удалены из магистрата, а сам Кальвин изгнан из города. Реформатор направился в уже знакомый ему Страсбург, где стал во главе общины французских эмигрантов и тоже ввел строгую нравственную дисциплину.

Если бы Кальвин был только ученым-богословом, пусть даже очень известным, его карьера была бы на этом закончена. Но кроме таланта он, несомненно, обладал и качествами крупного политического деятеля и, находясь в изгнании, начал активно участвовать в многочисленных религиозных собраниях, конференциях и сеймах. Его позиция на них отличалась крайней неуступчивостью в отношении к католикам, что создавало ему репутацию непримиримого борца с католичеством. В это же время Кальвин начинает уделять внимание и распространению кальвинизма в других странах. Именно поэтому со временем его учение, в отличие от лютеранства, приобрело международное значение, в то время как детище Лютера осталось местным исповеданием и постепенно вообще прекратило борьбу с католицизмом.

Не выпускай реформатор из поля зрения и Женеву, поддерживая постоянные связи со своими сторонниками. К осени 1540 г. они вновь одержали верх в магистрате и направили своему кумиру письмо с предложением вернуться. Кальвин принял предложение и в сентябре прибыл в Женеву. Через некоторое время в городе была создана консистория, состоящая из 12 старейшин, и определены 8 пасторов, которые приравнивались к пророкам и апостолам, что делало их практически всемогущими. Они разбирали наиболее важные проступки граждан перед верой, постоянно совершали обходы но домам, знали все о частной жизни своих сограждан, выносили приговоры.

Кальвин же превратился в настоящего диктатора. Он знал все обо всех в городе. Он держал в руках все нити городского управления, назначал и смещал пасторов, так же как и ректоров вновь образованного коллежа. Он вел дипломатическую переписку, редактировал по своему усмотрению политическое, судебное и полицейское законодательство Женевы.

Жесткие порядки в городе не могли не вызывать противодействия. Постепенно оппозиция опять начала усиливаться. К 1547 г. в городе появилась сильная оппозиционная партия «перринистов», стремившаяся к сокращению личного влияния Кальвина. Пасторов и эмигрантов стали подвергать на улицах публичным оскорблениям, демонстративно нарушались всякие запреты; доклады и жалобы самого Кальвина часто оставляли без последствий. В 1553 г. перринисты получили перевес в органах городского управления, и возможно, Кальвину пришлось бы туго, но тут помог случай, которым деспот не преминул воспользоваться.

В Женеву прибыл давний оппонент отца кальвинизма, испанский философ, богослов и ученый Михаил Сервет, которому человечество обязано открытием системы кровообращения в человеческом организме. Как-то он выпустил в свет богословский труд, опровергавший основные положения кальвинизма. По доносу «женевского папы» ему пришлось бежать из Франции в Италию. По дороге он решил навестить Женеву, чтобы послушать своего оппонента. Сервет не предполагал, как далеко может зайти в своей ненависти. Женевский диктатор решил использовать прибытие Сервета в своих политических целях. Ученого схватили, и магистрат хотел выслать его из города. Но их вероучитель заявил, что тот прибыл в город, чтобы возмутить народ против священной частной собственности. Богатеи испугались и, несмотря на протесты из реформистского лагеря Европы, обвинявшего Кальвина в непозволительной жестокости, ученый был сожжен. Он стал первым в ряду многочисленных жертв протестантов, которые со временем научились сжигать инакомыслящих с таким же рвением, как и католики. Нелишне заметить, что на счету самого Кальвина числится пятьдесят жертв, сожженных в течение четырех последних лет его правления.

Эти события, как и предполагал Кальвин, заставили многих из оппозиционеров возвратиться под его крыло. И когда перринисты взбунтовались, то в ночной схватке потерпели поражение. Разгром оппозиции завершил крайне пристрастный политический процесс, стоивший жизни самым непримиримым противникам «женевского папы» и изгнанием оставшихся в живых.

В 1559 г. деспот принял женевское гражданство, но цели его лежали за пределами Женевы. Передав внутренние дела города-республики в руки своих приспешников, реформатор занялся внешнеполитическими проблемами. В городе было основано множество типографий и лавок, главной задачей которых было распространение Библии во Франции. В 1559 г. женевский коллеж был преобразован в академию для протестантских священников, которых потом направляли в романские земли. В город по-прежнему стекались поклонники кальвинизма со всей Европы. Кальвин установил переписку с вождем французских гугенотов адмиралом Колиньи, королями Наварры, Швеции, Дании, завязал тесные сношения с Англией, Нидерландами, Германскими землями, Венгрией, Польшей. Позже его учение вместе с колонистами, бежавшими от религиозных преследований, попало в Америку и расцвело там пышным цветом.

Личная жизнь Кальвина сложилась неблагополучно. У него не было друзей. Его жена, Иделетта де Буре, вдова одного из его последователей, на которой он женился в 1540 г. в Страсбурге, через девять лет ушла из жизни. Их дети умирали через несколько месяцев после появления на свет. Слабый от природы, реформатор вконец расстроил свое здоровье чрезмерной работой и в конце жизни испытывал постоянные недомогания, жил одиноко и замкнуто, без радости и любви, и умер 27 мая 1564 г. в Женеве.

По своему душевному складу «женевский папа» сильно отличался от других знаменитых реформаторов — мистиков, гуманистов, мечтателей и проповедников. Он не любил людей и не стремился общаться с ними. По мнению немецкого психиатра и психолога Э. Кечмера, Кальвин был ярко выраженным типом шизотимической личности, т. е. склонной к шизофрении. Этому же ученому принадлежит и одна из самых ярких характеристик Кальвина: «Шизотимическое творчество незначительных людей преходяще, между тем религиозное учение Кальвина, как каменный монумент великого шизотимического ума, лишь постепенно проникло в умы людей и держалось столетия: со строгой организацией в построении, холодное, систематическое, полное нравоучений и фанатической силы убеждения, нетерпимое — чистая мысль и чистое слово — без образа, без смеха, без души, без юмора, без примирения».

Источник: http://www.qoos.ru

На страницах сайта о красоте и здоровье вы найдете очень много полезной информации

Похожие записи:

Комментарии закрыты

top