search
top

Константин Великий — первый христианский император

Христианство как исторический феномен целостно и многогранно, постулаты этого учения просты, но стали предметом многовековых богословских споров и мучительных поисков истины, каждый шаг к которой удалял фанатических приверженцев собственной точки зрения как друг от друга, так и от простых и искренних слов самого Христа. История всей уходящей в прошлое эпохи Рыб неразрывно связана с историей становления, развития и реформации христианства. Посему, когда мы листаем книгу человеческой цивилизации, наше внимание невольно останавливается на особенно ярких страницах истории Церкви. Анализируя ход развития и становления человеческого общества, мы просто не имеем права обойти вниманием главную движущую силу истории — религию, влияющую практически на все формы межличностных и межгосударственных взаимоотношений.

Христианство возникло не на пустом месте. Многовековая история иудаизма подготовила условия для возникновения новой формы этой древней религии, способной оказывать влияние на умы не одних лишь сынов Израиля. Но, следует заметить, что имеется существенное различие между иудаизмом каноническим, основанным на религиозных представлениях, данных Моисеем народу Израиля, и тем иудаизмом, в лоне которого зародилось христианство. В Моисеевом законе ничего не говорится о бессмертии души, об ангельских чинах, о приходе мессии и вселенской битве между воинствами света и тьмы. Подобные представления возникли в иудейской среде лишь под воздействием философии и мифологии зороастризма, с которым иудеи познакомились в результате культурных контактов с персами, облагодетельствовавшими народ Израиля. Основатель персидской империи Кир Великий освободил евреев из вавилонского плена, дозволил им вернуться на родину и даже помог им отстроить заново главную религиозную святыню иудеев — Иерусалимский храм.

После того, как Кир, названный в Библии помазанником Божьим, дозволил евреям вернуться в обетованную землю, а Ездра восстановил иудейский канон, в Иерусалиме образовались две секты — саддукеи и фарисеи, религиозные доктрины которых существенно отличались друг от друга. Саддукеи, представители самых зажиточных слоев общества, строго придерживались буквального смысла Моисеева закона, в то время как фарисеи (букв, «отделившиеся») присовокупляли к авторитету Торы авторитет преданий, под которыми подразумевались умозрительные положения, заимствованные из мифологии и философии персов. Некоторые усматривают даже в самом названии секты фарисеев звучание слова «фарс» — перс. Но даже если это и не так, то отрицать влияния персидской эсхатологии, демонологии, учения о предопределении, о наградах и наказаниях в будущей жизни, о пришествии Спасителя и пр. на религиозные воззрения фарисеев невозможно. Впоследствии именно в фарисейской среде возникло движение ессеев, а вслед за ним и христианство. Обогащенный восточными мифологическими элементами иудаизм стал субстратом, породившим религию Христа.

Доктрина Христова учения ясна и лаконична, но разнородное многонациональное человечество, воспринявшее простые евангельские истины, породило столько разновидностей христианства, претендовавших на исключительную «истинность», что одного перечисления этих доктрин было бы достаточно, чтобы сбить с толку неподготовленного читателя. Мы не станем углубляться в рассмотрение различных аспектов философских и богословских доктрин многоликого христианства, а лишь ограничимся небольшим историческим экскурсом во времена, когда христианство появилось на исторической сцене, во времена, когда на вселенских соборах писался лик будущей церкви, а в умах верующих происходило брожение идей, сравнимое лишь с алхимической реакцией преобразования ртути в философский камень. Но как; свидетельствует история, философский камень так и не был получен, а противоборствующие конфессии так и не нашли путей к пониманию и примирению. То видимое спокойствие, которое в настоящий момент наблюдается в христианском мире, является свидетельством не консенсуса, достигнутого между православием и католицизмом, а скорее, отсутствия потребности в продолжении борьбы и сил, необходимых для этого. Светские визиты папы Римского и православного патриарха носят скорее политический, нежели религиозный характер, и являются свидетельством превращения института Церкви в инструмент политического влияния в странах восточной Европы. Поведение нынешних отцов церкви является вполне предсказуемым и традиционным, поскольку христианская религия оказалась на службе государственных интересов с самого момента ее легализации и утверждения в качестве государственной религии Римской империи. Кстати, почитайте, какую роль сыграло фиговое дерево в истории.

Первый христианский император Константин гениально провидел успех новой религии и показал всем своим потомкам замечательный пример использования христианства в качестве несокрушимого идеологического оружия. Сделав ставку на религиозно «заряженную» часть населения Римской империи, которая на тот момент времени составляла лишь 10% от всей численности населения этого гигантского государственного образования, Константин достиг поставленной им весьма конкретной политической цели. Он стал не просто императором, а основателем новой христианской империи, столицей которой стал город, названный по имени первого христианского венценосца Константинополем.

Флавий Валерий Константин родился 27 февраля 280 года в Наиссе. Он был сыном Констанция I Хлора и его наложницы Елены. Когда в 293 году Констанций был провозглашен цезарем, он должен был жениться на падчерице Максимиана Геркулия Феодоре и отдалить от себя мать Константина. Юность наследника прошла на Востоке и Нижнем Дунае, где он служил под командованием цезаря Галерия. Храбрость и воинское мастерство Константина доставили ему звание трибуна, однако юношеские амбиции и родственные связи с домом цезарей требовали от него несравненно большего. Около 300 года состоялась помолвка Константина с дочерью Максимиана Геркулия Фаустой, внушавшая юноше самые широкие надежды на будущее.

В мае 305 г. отреклись от власти правящие императоры Диоклетиан и Максимиан Геркулий. Получив титулы августов, императорами стали Галерий и Констанций Хлор. Представители прямой династической линии — сын Констанция Константин и сын Максимиана Максенций при обустройстве тетрархии 305 г. оказались обойденными. Во избежание эксцессов Га-лерий приказал задержать Константина при своем дворе в Никомедии, считая его лучшим залогом лояльного поведения его отца. Несколько раз между ними возникали сцены, в которых жизнь юноши подвергалась серьезной угрозе. Под каким-то благовидным предлогом он сумел ускользнуть из-под опеки Галерия и присоединился к своему отцу в разгар приготовлений к экспедиции против пиктов. Приняв участие в походе, он вновь показал себя прекрасным воином. В июле 306 г. Констанций умер в Эбораке и армия немедленно провозгласила императором его сына.

Узурпация Константина шла в разрез с основными принципами тетрархии — принципами регламентирования и расписания должностей на протяжении всей карьеры цезарей. Это был вызов всей системе, созданной Диоклетианом и его наследниками. Без риска разрушить эту систему Галерий не мог ни выступить против Константина с оружием в руках, ни санкционировать его положение своим согласием. Единственным выходом ему виделось закрыть глаза на произошедшее и сделать то, к чему он сам некогда принудил Диоклетиана: Сеdвер по старшинству цезарей стал августом, а Константин получил титул цезаря с отдаленной перспективой получить законным путем ту власть, которую он только что вырвал силой оружия.

В мае 311 года Галерий умер в микомедии. Максимин Дайя и Лиципий немедленно разделили его владения. Максенций снова занял Африку, а Константин завершил на Рейне войну против франков и алеманнов. Империя на время замерла в ожидании, но то было затишье перед бурей. Соперники медленно разворачивали свои армии, с недоверием всматриваясь друг в друга.

Инициативу вновь проявил Константин. В поисках возможного союзника он обратился к Лицинию. Тот охотно пошел навстречу, т.к. сам имел основания опасаться удара Максенция в спину. Договор между ними был скреплен помолвкой Лициния и дочери Констанция Хлора Констанции. В феврале 312 года Константин начал военные действия. Его 40 тысячная армия перешла Альпы и появилась в северной Италии. Максенций собирал воинов в Риме, а командование передал преторианскому префекту Рурицию Помпеяну. В сражении у Медиолана успех выпал на сторону Константина. После взятия Вероны Константин двинулся прямо на Рим. Максенций сосредоточил свою армию у Мульвидиева моста в пяти милях от города. 28 октября 312 года солдаты Константина стремительной атакой опрокинули противника в реку. Во время бегства понтонный мост развалился, Максенций и множество воинов утонули в Тибре. На следующий день во главе торжествующей армии Константин вступил в Рим.

При ретроспективном освещении этих событий в победе Константина увидят не только политический шаг, изменивший расстановку сил на западе империи, но и решающий поворот в религиозной позиции императора.

Внешним признаком новой политики стало обращение Константина к христианскому богу и широкое провозглашение покровительства христианству. Версия официального историографа двора Евсевия, епископа из Кесарии, содержит видение ситуации самим императором Константином.

Накануне решающей битвы перед глазами Константина произошло чудесное явление. На заходящем солнце возникло изображение креста и сложилась надпись «сим побеждай». Когда мочью в палатке он лежал и думал о том, что могло бы означать это странное видение, к нему явился сим Христос, ободрил надеждой на победу, и приказал, сделав знамя с изображением креста, смело вести моих солдат в бой (по другой версии, перед боем Константин велел своим воинам нанести на щиты изображении креста и употреблять это знамение как защиту от врагов).

Сон Константина и Победа Константина над Максенцием у Мульвиева

Рассказ Евсевия заканчивается подробным описанием знамения, которое некогда случалось видеть и ему. Светящийся крест на солнце — явление редкое, но хорошо известное. Константин, который был в это время поклонником Непобедимого Солнца, (это показывают отчеканенные им в Галлии монеты) уверовал, что соотнесенный с солнцем христианский бог и есть то божество, что оказывало ему свое покровительство. Первоначально граница между ними не воспринималась как непроницаемая.

Константин отдал предпочтение христианству в первую очередь из политических соображений. Самому Константину, придавшему христианству статус государственной религии, но по существу остававшемуся безбожником, было все равно, какую исповедовать религию, лишь бы она не противоречила его политическим амбициям. Константин называл себя «тринадцатым апостолом», но тем не менее возглавлял языческую священническую коллегию и сохранял за собой сан Pontifex Maximus— верховного жреца Римской империи. Это звание в официальных посланиях императора всегда стояло во главе его должностей (титул «Великий Понтифик» впоследствии перешел к первосвященникам Ватикана). В молодости Константин принял мистерии Митры, а крестился лишь перед смертью, также как и его сын Констанций. Крестил его личный биограф императора арианский епископ Евсевий, хотя арианство уже в те времена считалось ересью, и это обстоятельство свидетельствует о религиозной всеядности Константина. Это утверждение подтверждают и другие факты из его жизни: после того, как Константин низверг Лициния — оказавшегося для него последним препятствием на пути к единовластию, он обещал в послании к восточным провинциям свободу совести для староверующих, но уже через несколько лет он предписывает закрыть языческие храмы в Александрии, Гелиополе, Мамре, Эте, среди которых был и храм Солнца — божества, которому сам Константин ранее поклонялся.

видение креста Константину. Картина Рафаэля. Фрагмент

Во время борьбы за власть Константин выступил против митраиста Максенция, на боевых знаменах которого был изображен Sol Invictus, что вынудило его стать клятвопреступником и отказаться от обязательств, данных им при посвящении в мистерии Митры. Вовсе не Юлиан, а Константин стал вероотступником, отказавшимся от религии своих предков в угоду собственным политическим интересам. Попытка анализа причин, подтолкнувших Константина к принятию такого важного шага как смена религиозных убеждений, невольно наводит на следующие рассуждения: ему нужна была религия народных масс, соответствующая его собственным политическим интересам. Он видел себя в роли божьего избранника, устанавливающего новый мировой порядок. Карлхайнц Дешнер пишет о Константине:

«В его религиозно-политических манифестах император всегда выглядит призванным освободить человечество от чумы антихристианской тирании, чтобы объединить его в поклонении «истинному Богу», в новой универсальной христианской империи». Христианский император хотел того же, чего страстно желал и его предшественник митраист Диоклетиан — оба они стремились укрепить империю благодаря религиозному единству, с той лишь разницей, что Диоклетиан делал ставку на язычество, а Константин — на христианство.

Хрисмон (Хи-Ро) — монограмма имени Христа состоит из скрещённых двух его начальных греческих букв Χ (хи) и Ρ (ро).[13] По краям монограммы помещают греческие буквы α и ω. Она получила широкое распространение в эпиграфике, на рельефах саркофагов, в мозаиках и вероятно восходит к апостольским времан.[1] Происхождение монограммы связывают со словами Апокалипсиса о «печати Бога Живого» (Откр.7:2) и «новом имени побеждающему» (Откр.2:17).

Наиболее известным использование монограммы имении Иисуса Христа является лабарум (лат. Labarum) — название вексиллума, знамени, которое установил для своих войск император Константин Великий вследствие видения им на небе знамения креста накануне битвы у Мильвийского моста (312 год). Оно имело на конце древка монограмму Иисуса Христа, а на самом знамени надпись: лат. «Hoc vince» («С ним побеждай»). Первое упоминание о лабаруме содержится у Лактанция (ум. ок. 320).

Победа над Максенцием вдохновила Константина на установление им нового военного штандарта — крестного знамени с монограммой Христа. Существуют убедительные доказательства того, что Labarum (а именно так назывался христианский штандарт) имеет в своей основе солярную символику (крест в круге — Древнейший языческий символ Солнца), что говорит о том, что Константин, даже отдав предпочтение христианству, наполовину оставался язычником. Судя по всему, во Христе Константин видел «Новое Солнце», — иначе невозможно объяснить, каким образом в царствование христианского императора могли появиться монеты с изображением Sol Invictus на реверсе, и как могла быть осуществлена «солярная» календарная реформа, согласно которой еврейская суббота была заменена «солнечным днем» Sunday, посвященным Sol Invictus. Политеизм Константина выражался в одновременном почитании Христа, галльского Аполлона, Геркулеса, Марса, Юпитера Сохраняющего и т.д. В последние годы своей жизни, когда христианство уже было объявлено государственной религией Римской империи, Константин все еще оставался наполовину язычником — он допустил изготовление статуи из порфира в виде Гелиоса, а за день до своей смерти издал эдикт, согласно которому «языческие священники навсегда должны быть свободными от всех низких повинностей». Тем не менее, среди всей этой идеологической мешанины Константин — очень дальновидный политик сделал ставку на христиантсво уже в самом начале своего триумфального политического пути — во время борьбы со своим западным соправителем Максенцием. Максенций выступил против Константина под знаменами Sol Invictus. Так его поражение в этой войне предрешило судьбу митраизма в частности и язычества в целом. Евсевий и Лактанц в своих трудах воспевают эту победу как торжество своей религии над язычеством, тем самым закладывая в христианстве совершенно новую разрушительно воздействующую политико-воинствующую религиозность, далекую от миролюбивого учения Иисуса из Назареи. Но самым примечательным моментом в этой истории «христианской победы» является тот факт, что Константин — будущий святой восточной церкви в своей борьбе против митраиста Максенция опирался на наемный контингент германских частей, среди которых был широко распространен культ Sol Invictus. Константин не побрезговал нанять язычников для борьбы за дело Христа, и оказался прав — именно германцы принесли ему столь желаемую победу над Максенцием.

Константин, стремившийся идеологически укрепить империю, прекрасно понимал, что с помощью митраизма — кастовой и сугубо «мужской» религии, этого сделать не удастся, и отдал предпочтение религии Христа. Константин сделал ставку на христианство с той единственной целью, чтобы Римская империя обрела религиозно-идеологическую независимость от Персии. В это время в самой Персии уже поднималась волна возрождения зороастризма — материнской религии, в лоне которой был взращен культ бога Митры, распространившийся по всей территории огромной Римской империи, и достигший своего высшего расцвета во времена правления императоров Аврелиана и Диоклетиана — предшественников Константина. Планы Константина распространялись не только на территорию Римского государства — он мечтал о мировом господстве и в 337 г. даже собирался начать крестовый поход против персидского царя Шапура II.

Отто Зеек писал: «Константин должен был увидеть здесь веление Бога, чтобы вновь возродить империю Александра, а христианство, как это было возвещено, распространить до последнего края земли». Но планам Константина не суждено было сбыться — он умер во время приготовления к первому крестовому походу, оставив персам возможность исповедовать собственную религию еще целых три века до времени победного шествия по империи Сасанидов последователей пророка Мухаммеда. Константину не суждено было покорить Персию и навязать христианство жителям огромной азиатской страны, но ему удалось навсегда изменить религиозную политику Римской империи благодаря отказу от духовных ценностей традиционной римской религии в угоду новой христианской морали. Кратковременная попытка реставрации язычества Юлианом не могла внести изменений в уже необратимый процесс христианизации общества. Митраизм, наряду с прочими языческими культами был несовместим с новой религиозной политикой христианского государства.

В почитании Христа Константин изначально исходил из норм языческого культа, не слишком ясно представляя себе различие между символом веры монотеизма и язычества. Эта ситуация непонимания особенно проявляется во взаимоотношении императора с церковной иерархией христианства. Традиционно в обязанность императора входило поддерживать «божий мир», и Константин продолжал считать своим долгом сохранять спокойствие в империи. На этом основании он с 314 г. решительно вмешался в церковные распри, превратив слово римского императора (к тому же все еше некрещеного) в решающий довод при споре церковных иерархов. В письме к викарию Африки Домицию Цельсу император претендует на авторитет в вопросах религии, на власть определять настоящую религию и определять правильные формы богопочитания: «Какая из обязанностей, возложенных на мои плечи в силу императорского положения, может быть выше обязанности рассеивать заблуждения и подавлять необдуманные действия, предлагая таким образом Всевышнему правдивую религию, благочестивое согласие и верное служение)). Позиция Диоклетиана и стоявшая за ней римская религиозная традиция слышатся и в словах другого письма Константина к викарию Африки Элафию: «Именно на меня возложена божественная обязанность вершить его дела на земле».

Христианство дало Константину более ясную картину небесной и земной иерархии, нежели та, что могло предложить ему язычество. Вселенной правил единый Бог. Единый император на земле был его наместником и орудием его воли. На Востоке концепция Царства земного и императора — наместника Бога утвердилась в политической теории Византии. На Западе она существовала, пока власть императора сохраняла свое могущество.

Не обладая собственной цельной концепцией вероучения христианство не могло сразу потеснить язычество с занимаемых им позиций. В том, что касается политической теории, идея божественной теологии императорской власти в стиле поклонения солнечному божеству, долго еще властвовала в сознании подданных. В качестве небесного покровителя императора бог христиан сменил Непобедимое Солнце и Аполлона. Комплекс черт, присущих последним, пропаганда императора и сознание масс бездумно переносила на Иисуса Христа. К началу IV в. относится надпись из Германии, прославляющая Христа, как императора. На иконографии божества появляется солнечный нимб, боевые доспехи и палудаментум, сфера и благословляющий жест правой руки, присущие иконографии императора.

В течение IV в. в христианство проникает ряд других черт, ранее присущих солнечному культу. К их числу относится празднование Рождества Христова в день зимнего солнцестояния. Указ Константина о признании

воскресенья праздничным днем говорит о том, что он полагал правильным считать первый день недели по солнцу. В чистом виде Солнце все еще представлено на рельефах воздвигнутой в честь победы над Максенцием триумфальной арки Константина. На монетах образ «Непобедимого Солнца, спутника Августа» представлен до 324 г. Позднее его вытеснила христианская символика. В центре последней находится монограмма Христа — сочетание греческих букв «Хи» и «Ро». В 315 г. христограмма изображается на шлеме императора, в 318 г. на монетах возникает образ знамени с этой символикой, а накануне войны с Лицинием в 325 г. появляется описанный Евсевием императорский лабарум. Почитание знамен было устойчивой традицией римской армии. Знамя являлось эмблемой и символом военной части, на нем помещались награды за доблесть, отмечавшие боевой путь и историю легионов. Со знаменем тесно соседствовал императорский культ. Изображения императоров помещались на древке, а старшие знаменосцы легиона часто были жрецами их культа. Выбирая знамя с христианской эмблематикой в качестве главного символа новой религии, Константин избрал самый нейтральный образ, указующий на общегосударственную значимость, которую приобрел христианский культ в его правление. Изображение императора на знамени соседствовало с христианской символикой и недвусмысленно указывало на связь образа лабарума с императорским культом Константина. В феврале 313 г. он еще раз подтвердил соглашение с Лицинием, отпраздновав в Медиолане, его свадьбу с Констанцией. К этому событию был приурочен выпуск знаменитого Миланского эдикта, объявлявшего о свободе вероисповедания и гарантировавшего христианам свободное отправление их культа.

Обращение Константина к армии с образом единого бога демонстрирует более ясное осознание им роли религиозного фактора, нежели то, которое проявили его соперники в гражданской войне. В 322 г. его опыт заимствовал Лициний, установивший единообразную форму монотеистической молитвы по своей армии. Монетные выпуски Лициния в 308 и 317 г., а также форма обращения к божеству как хранителю договора и хранителю империи дают основания полагать, что объектом его поклонения был Митра — Непобедимое Солнце. Попытка Лициния ограничить языческий культ почитанием Солнца служит единой цели предписания армии культа божественного покровителя императорской власти. Во время гражданской войны 324 г. религиозный культ превратился в средство тотального подчинения армии единой идее и козырную карту в политической игре. Вслед за противостоянием соперничавших императоров, началось противостояние покровительствовавших им божеств. Константин перестал помещать на монетах образ Солнца, а Лициний выступил инициатором несмелых гонений на христиан. После столкновения 316 г. оба императора понимали неизбежность новой войны. Оба готовились к предстоящим боям, в которых должно решиться, кому быть единым властителем Римской империи. В 324 году каждый из соперников располагал армией в 120 тысяч человек пехоты и 10 тысяч конницы. Инициативу вновь захватил в свои руки Константин. В битве при Адрианополе Лициний потерпел тяжелое поражение, оставив на поле боя 35 тысяч своих солдат. С 60 тысячной армией ему удалось перебраться в Азию. 18 сентября Лициний потерпел новое поражение у Хризополя. Ему удалось бежать в Никомедию и сдаться, оговорив условия собственной безопасности. После отречения от власти бывшему императору было позволено в качестве частного человека поселиться в Фессалониках. Год спустя его обвинили в покушении на захват власти и казнили. В течение 324—337 гг. Константин единолично управлял огромной империей. Едва ли не самым грандиозным деянием Константина было создание новой столицы империи на месте древнего Византия. После шести лет строительства, 11 мая 330 года, город был освящен под новым именем Константинополь. По образцу Рима здесь были выстроены дворцы и создан городской совет, называвшийся сенатом. В новой столице христианство получило бесспорное преобладание. Здесь было выстроено очень много церквей, город украшался на деньги, полученные от конфискации сокровищ языческих храмов. Относясь к язычеству терпимо, Константин первоначально не предпринимал каких-либо мер, ущемляющих права язычников. В 321 году был издан закон против предсказаний и закрыты несколько известных оракулов. Христиане требовали от императора запрета жертвоприношений и часто по своей инициативе предпринимали разрушение святилищ. В 331 году были конфискованы земельные владения храмов. Хранившиеся в них ценности изымались в принудительном порядке и перечеканивались в монету. В конце концов, незадолго до своей смерти Константин решился на запрет жертвоприношений. Поразительно то, что язычники, по-прежнему составлявшие подавляющее большинство населения империи, отнеслись к этой мере достаточно пассивно.

В 337 г. осложнилась ситуация на границе с Персией. Константин готовился лично взять на себя командование и с этой целью выехал в Никомедию. В пути он тяжело заболел, и чувствуя приближение смерти, приказал перевезти себя в Константинополь. Здесь он скончался 22 мая 337 г., приняв перед смертью крещение из рук епископа Константинополя Евсевия.

Обращение Константина и его сыновей стало для христианства рубежом, преодолев который оно поднялось от немногочисленной секты до религии мировой державы. В начале IV в. количество христиан составляло примерно 10% населения империи. Лишь в Египте и африканских провинциях, где учение приняли широкие массы сельского населения, христиане составляли большинство. В других регионах христианство не выходило за рамки вероучения для мелких городских слоев и простонародья. Вслед за Константином христианами стала часть служилой аристократии и офицеры армии — то есть те, кто своим образом жизни подавал другим пример для подражания. Христианство впервые получило легальный доступ в среду высших сословий империи. За время длительного правления Константина и его сыновей многие представители знати были христианами с рождения или получили образование в христианском духе. Христианство прочно заняло положение официальной религии двора, что в конечном итоге, определило его устойчивость в обществе. Хотя язычники все еще обладали количественным большинством и хранили мощный интеллектуальный и культурный потенциал, количество новообращенных не уменьшалось. Весьма показательно то, что после Константина все императоры были христианами. Насколько значительна при распространении учения была роль влияния личности императора видно из обратного примера, единичного случая отступничества, связанного с краткосрочным правлением Юлиана.

Первый христианский император Константин Великий был сыном своего времени как в прямом, так и в переносном смысле этого слова. Родившись под знаком зодиакальных Рыб, он стал символом новой космической эпохи Рыб, своим правлением ознаменовав наступление эры христианства.

К исторической фигуре первого христианского императора можно относиться по-разному. Его личный биограф Евсевий, крестивший Константина перед самой смертью, превозносит своего благодетеля, что само по себе закономерно. Писатели-романисты, подобные Френку Слотеру, видят в нем проводника Божественного провидения, пришедшего в мир, дабы извести язычество и установить христианство. Противники этой точки зрения считают, что своим правлением Константин нанес непоправимый урон греко-римской античной культуре, дозволив христианам разорять языческие храмы, растаскивая их по частям для строительства базилик и разбирать по составляющим статуи языческих богов, дабы потом собирать из их фрагментов фигуры христианских святых.

Мы же попытаемся взглянуть на личность Константина Великого, по возможности, объективно, используя астрологические методы. Астрология дает возможность анализировать события и поступки людей беспристрастно, опираясь на объективные данные гороскопа, а полученный в результате астрологического анализа вывод, является не безоговорочным вердиктом судьи, а лишь констатацией фактов.

Итак, глядя на космическую карту рождения императора Константина, сына цезаря Констанция Хлора, мы видим гороскоп незаурядного человека. Ни один астролог не обошел бы своим вниманием такой гороскоп, попадись он ему на глаза. Еще бы! Юпитер в зените, соединение Урана, Нептуна и Черной Луны на Асценденте, мощнейший стеллиум в Рыбах, замкнутый тригон между Солнцем, Луной и Марсом, и все это в одном гороскопе! Такое не каждый день увидишь.

Дата рождения Императора Константина известна. Время рождения ректифицировано.

Константин — эпохальная фигура космической эры Рыб и гороскоп у него, действительно, из ряда вон выходящий.

Император Константин являлся ярчайшим представителем зодиакального знака Рыб, что оказалось очень созвучным эпохе христианства, ставшего мировой религией в период движения точки весеннего равноденствия по знаку Рыб. В его гороскопе в знаке Рыб находится стеллиум — Светило и две планеты, определяющие характер. Солнце, экзальтированная Венера и падший Меркурий образуют триаду, способствующую полноценному раскрытию «Рыбьих» качеств, как положительных, так и отрицательных. Попадание этого стеллиума в VIII дом гороскопа— дом экстремальных обстоятельств, способствовало закалке мягкого «рыбьего» характера Константина и выработке качеств настоящего воина, чему, безусловно, способствовал тригон к этому стеллиуму от Марса в Скорпионе. Был бы Марс в любом другом знаке, Константин, имея Солнце, Венеру и Меркурий в Рыбах, а Луну в Раке в тригональном аспекте к «рыбьей» триаде, стал бы деятелем искусства, поэтом, либо музыкантом. Все эти планеты, находясь в водных знаках, придают характеру человека мечтательность, иррационализм, подверженность религиозным идеям. Но Марс, находясь в Скорпионе (тоже в водном знаке, но в обители) придает всему ансамблю «водных» планет ярко выраженную волевую направленность, воодушевление и уверенность в собственных силах. Марс достраивает точный замкнутый тригон (с точностью до одного градуса) к Луне в Раке и соединению Солнца, Меркурия и Венеры в Рыбах. Такой замкнутый тригон можно интерпретировать как сплав воли, энергии и идеализма. Это тот самый случай, когда интуитивные прозрения являются побудительным мотивом для волевых действий. Личным биографом Константина Евсевием описан случай, когда перед решающей битвой будущему императору было дано видение, — на заходящем Солнце он увидел сияющий крест и пылающую надпись «сим побеждай», после чего ему явился Христос и благословил на битву.

Марс, являющийся капсулем-детонатором данного гороскопа, находится в 9 градусе Скорпиона, символом которого является боевой петух. Характеристика градуса более чем отвечает потребностям Марса, в нем находящемся: «Воинственность, готовность к сражениям, значительность, уважение, слава и известность». Поистине «наполеоновские» амбиции Константина возникли не на пустом месте. Марс в гороскопе этого императора являлся управителем середины неба — альмутеном X дома (дома власти и возвышения).

МС, находясь в Овне, говорит о том, что к власти человек может прийти, лишь затратив колоссальное количество личных усилий, пройдя через испытания, устранив противников в открытой борьбе. Зенит (МС) находится в 12 градусе Овна, говорящем об индивидуализме и желании возвыситься любой ценой, рано развивающемся честолюбии и достижении высокого положения в жизни. Но, что еще более интересно, в этом же градусе находится и Юпитер— «звезда королей». Именно такое положение Юпитера вознесло Константина на вершину власти. Символом 12 градуса Овна, в котором оказался Юпитер — гений зенита, раздвигающий границы между IX и X домами гороскопа, является парящий орел с распростертыми крыльями. Орел, гордая и мощная птица, всегда считался символом государственности, а в Риме, владыкой которого стал Константин, издревле существовала традиция гадать по полету орлов о будущем государства. Именно орел стал «птицей удачи» для первого христианского императора, сделавшего ставку в своей политической игре не только на свое мужество и талант полководца, но и на религиозные реформы. Слияние IX и X домов гороскопа в единый дом посредством Юпитера, находящегося точно в зените, выразилось в стремление Константина придать своей власти не только светский, но и духовный характер. Для него путь к власти лежал через принятие религии и обретение поддержки многочисленных христиан.

Константин разрешил христианам свободно исповедовать свою религию, тем самым получив поддержку крайне религиозной части населения империи, готовой идти на любые жертвы ради торжества веры Христовой. Прохристианской позиция Константина стала лишь в конце его правления, когда он узрел реальные результаты своей дальновидной политики, которую можно было бы назвать религиозным плюрализмом. В угоду своим политическим амбициям Константин не брезговал и языческими божествами. Изначально он исповедовал культ Митры и Солнца Непобедимого, о чем убедительно свидетельствует нумизматика. Монеты с изображением Константина на аверсе и Sol Invictus на реверсе имели хождение по всей римской империи. Поклонение Константина Солнцу продолжалось до последних лет его жизни, о чем красноречиво говорит следующий факт: даже после того, как христианство стало государственной религией Римской империи, Константин позволил выполнить собственное изваяние в образе бога Солнца Аполлона.

Отождествление собственной персоны с солярным божеством типично для гордых пассионариев, обретающих власть над другими людьми. Быть в центре водоворота событий, ярко блистать на общем фоне — заветная мечта каждого человека, имеющего Асцендент в знаке Льва. Солнце,

управляющее Львом, как альмутен I дома гороскопа, придает личности солярные качества, наделяя человека яркой индивидуальностью и непомерными амбициями. Желание подражать Солнцу возникает также от положения самого Солнца в 9 градусе Рыб, говорящем об инстинкте подражания, актерских способностях и податливости моде. Этот же градус привносит в жизнь человека агрессию и борьбу, что вполне соответствует положению Солнца в VIII доме гороскопа.

Любому астрологу известно, что Солнце в VIII доме гороскопа привносит в жизнь человека экстремальные ситуации, увеличивая вероятность непредвиденных поворотов судьбы. Такому человеку свойственна любовь к риску и опасностям, отсутствие страха, он способен на отчаянные поступки. Способности человека, имеющего Солнце в VIII доме, ярче всего проявляются в экстремальных условиях. Но таким людям может быть свойственна жестокость и безжалостность к врагам. К человеку, в космограмме которого Марс находится в знаке Скорпиона (а именно таким человеком и был Константин Великий), это относится в первую очередь.

Нужно отметить, что Марс, будучи альмутеном X дома гороскопа (дома власти), находился в гороскопе Константина в IV доме, связанном с родом, традициями и наследством, что может быть интерпретировано как право прямого сыновьего престолоноаследия. Действительно, Константин был сыном Констанция Хлора I — одного из четырех соправителей Римской империи, но система тетрархии, установленная Диоклетианом и Максимианом, подразумевала не прямую передачу власти от отца к сыну, а избрание августами цезарей из числа лучших полководцев, проверенных в боях. Констанций Хлор и Галерий — второе поколение августов в системе тетрархии, заняв места отошедших от власти Диоклетиана и Максимиана, избрали себе в соправители Лициния и Максимина Дайя. Представитель прямой династической линии Константин оказался обойденным, с чем не мог смириться такой человек как он. Юпитер, находясь в зените его гороскопа, требовал удовлетворения честолюбивых замыслов, Марс, находясь в IV доме, заявлял о наследственных правах на престол, а Асцендент во Льве распалял жажду единоличного правления над огромной империей.

Об Асценденте гороскопа Константина Великого стоит сказать особо. В момент рождения будущего императора восходил 1 градус Льва, имеющий следующую характеристику: «Один из самых удачных и счастливых градусов. Дает победоносность, стремление к первенству, большую активность». Символ градуса— «Трубач, возвещающий начало битвы» — проявился в жизни императора.

Константина можно упренуть в чрезмерных амбициях, в гордыне, в жестокости, но ему нельзя приписать несвойственной ему слабости и коварства, хотя человек, имеющий ряд планет в Рыбах и соединение Черной Луны с Нептуном на Асценденте, мог прийти к власти путем интриг, отравлений и тайных убийств. Нужно сказать, что Константин вел себя как настоящий мужчина. Он бросил открытый вызов своим врагам и одолел их всех, растоптав на поле брани, подобно боевому слону.

Первому градусу Льва в зоодиаке соответствует Африканский Слон. Он обладает большей пробивной силой, медленно раскачивается, но потом его уже не остановить. Имеет злобный, непредсказуемый, неуравновешенный характер. Проявляясь на Асценденте, градус Африканского слона дает человеку большой рост, огромную физическую силу и выносливость. Такие люди всегда умеют до конца довести какое-то начатое ими дело. Им свойственна мегалломания — любовь ко всему большому, гигантскому, преувеличенному, их цели и задачи всегда грандиозны. Это градус человека, который умеет добиваться того, чего пожелает. Но при этом он может растоптать любого, кто встанет на его пути. Обладатели этого градуса сочетают какую-то отчаянную решимость и желание сокрушать все на своем пути со взвешенностью и хитростью. Такие люди наделены харизмой пастыря, они часто бывают хорошими организаторами, водителями стад. Но при всей их силе и уверенности в себе им свойственна подозрительность и мнительность. Всего тайного и неопределенного они бессознательно остерегаются. Мистические переживания, вещие сны могут оказать на них неизгладимое впечатление и стать впоследствии тайным мотивом их поступков.

Тайн в жизни Константина было не мало. Об этом говорит заполненный XII дом гороскопа, с находящимися в нем Ураном, заходящим Узлом и Луной, пребывающей в собственной обители и являющейся альмутеном XII дома. Но не одним лишь XII домом ограничивается вляние тайных мотивов на поступки великого императора. Точно на Асценденте во Льве расположилось зловещее соединение Черной Луны и Нептуна, которое омрачает своим злотворным влиянием весь гороскоп. Черная Луна на Асценденте во Льве проявляет в человеке непомерную гордыню и немеренное тщеславие, а в соединении с Нептуном это может быть окрашено в цвета религиозного экстаза и мессианских амбиций. Императору Константину льстило ощущение избранности, которое всячески подогревали христианские епископы из его ближайшего окружения, называвшие его тринадцатым апостолом. Человеку горделивому и внушаемому, а Константин, вне всякого сомнения, был внушаем (Луна в Раке; Солнце, Меркурий и Венера в Рыбах), легко поддаться на уверения льстецов, утверждающих, что сам Господь избрал его на подвиг во имя веры.

Как известно, религиозный христианский эгрегор связан со знаком Рыб, а посему представители именно этого зодиакального знака играли ключевую роль в истории церкви. К числу таких людей принадлежит и император Константин Великий, превративший христианство из которого придерживались всего около империи, в государственную религию, со все религиозно-философские концепции религиозного течения, 10% населения Римской временем вытеснившую античности.

На поиски Высшего разума Константина вдохновляла Белая Луна в знаке Рыб и в IX доме гороскопа, связанном с религиозностью и духовным выбором человека. 19 градус Рыб, в котором находится Селена в гороскопе первого христианского императора, говорит о поисках гармонии и вдохновения. Такие люди наделены высокой духовностью, погружены в свои фантазии и отрешены от реальности, одним словом, они не от мира сего. Ангел хранитель, Белая Луна Константина Великого, находясь в таком «просветленном» градусе, склонила душу императора к христианству. Можно с некоторой долей уверенности даже предположить, что Константин искренне избрал для себя христианство, оказав ему предпочтение перед традиционной государственной Римской религией, великим понтификом которой он являлся. Скорее всего, политические интересы совпали с его личными убеждениями, а все это в сумме с требованиями времени породило необходимость принятия государственных эдиктов, разрешающих свободу вероисповедания христианам, а позже узаконивающих государственный статус религии Христа.

Источник: http://www.zoroastrian.ru

Похожие записи:

Нет меток для данной записи.

Комментарии закрыты

top