search
top

Советы великих на все случаи жизни

Многие из нас наверняка сталкивались с людьми, которые так и сыплют чужими высказываниями, пословицами, поговорками, шутками-прибаутками и даже цитатами из рекламы («А теперь еще и банановый!»). Психологи утверждают, что, употребляя расхожие фразы и выражения, люди бессознательно отгораживаются от новой информации. Ведь разговаривая с любителем цитат, мы общаемся не столько с человеком, сколько с беспорядочным генератором устойчивых выражений: за эффектными словечками порой не видно самого человека. Но так было далеко не всегда.

В прошлом люди сознательно упражнялись в остроумии, сочиняя парадоксы: le bon mot, то есть острота, высоко ценилась в обществе. Завоевать репутацию остроумца означало изрядно упрочить свою репутацию в свете, так что шаркуны в напудренных париках и небезызвестные нам из курса школьной литературы ревнивцы с бакенбардами без устали писали скабрезные эпиграммы на своих врагов, сочиняли о них не самые приличные анекдоты… А также говорили афоризмами. Из всех способов выразить себя этот, безусловно, является одним из самых сложных. Прав был Антон Павлович, когда писал своему брату о том, что краткость — сестра таланта: почти все афоризмы весьма лаконичны.

И по сей день жанр не утратил актуальности: многие прославившиеся люди, звезды и политики, известны нам сегодня не столько своей деятельностью, сколько меткими высказываниями, оставленными в наследство потомкам.

Афоризмы Коко Шанель — вещи абсолютно дизайнерские, эксклюзивные. В них много парижского шика и изрядно снобизма. Мадемуазель говорила, как кроила и шила, и если она уж что-то сказала, то, будьте уверены, сделала это, как отрезала.

Ее высказывания — это вечная классика, этакий твидовый пиджак или маленькое черное платье, уместное в любой ситуации. В то же время в них много внутренней свободы: вспомним, что именно Габриэль Шанель избавила женщин от необходимости носить корсет и предложила им свободный силуэт. Коко вдохновлялась мужской модой и мужским образом жизни, оставаясь при этом женщиной до кончиков ногтей.

Шанель в своих афоризмах безжалостна, бескомпромиссна и мудра. Что же нам оставила в наследство Мадемуазель, помимо маленького черного платья?

«Женщина не может быть слишком худой».

«Мне наплевать, что вы обо мне думаете. Я о вас не думаю вообще».

«Если вы хотите иметь то, что никогда не имели, вам придется делать то, что вы никогда не делали».

«Если ты рожден без крыльев, не мешай им расти».

«Чтобы быть незаменимой, нужно все время меняться».

«Есть время работать и есть время любить. Никакого другого времени не остается».

«Каждая женщина имеет тот возраст, который заслуживает».

«Ваше лицо в 20 лет дано вам природой. Каким оно будет в 50, зависит только от вас».

«Не знаю, почему женщины требуют всего того, что есть у мужчин. Ведь у женщин, среди прочего, есть мужчины».

Оскар Уайльд за свою многотрудную жизнь, окончившуюся каторгой, написал немало сказок, пьес, романов, поэм и стихотворений, но широкому читателю запомнился в основном именно афоризмами, к написанию которых относился более чем серьезно: «Действительность всегда мне видится сквозь дымку из слов. Я пожертвую достоверностью ради удачной фразы и готов поступиться истиной ради хорошего афоризма». Он блистал в свете и поражал высшее английское общество самыми скандальными выходками, чем немало наслаждался. О его похождениях вместе с любовником Альфредом Боузи по Лондону ходили легенды. В чем только не обвиняли будущую гей-икону! Например, Уайльд любил окружать себя красивыми мальчиками-подростками, которых подбирал на улицах, и злые языки приписывали ему тягу к педофилии. Уайльд был только рад поддерживать неприличные слухи о своей персоне, что впоследствии его и погубило.

Он был человеком, во главу угла собственной жизни поставившим то, что поэты Серебряного века называли «жизнетворчество». Оскар делал произведение искусства из себя самого, ничуть не заботясь о моральной стороне вопроса. Неудивительно, ведь сам великий сибарит и денди говорил: «Абсурдно делить людей на плохих и хороших. Люди бывают либо обаятельные, либо занудные».

А как он относился к женщинам! Это был просто образчик сексизма, настоящий идеолог отношения к женщинам, как к бессмысленным игрушкам в руках мужчин, которых не стоит воспринимать слишком серьезно. Извиняет Уайльда только очаровательное легкомыслие, с которым он относился ко всему на свете — справедливости ради заметим, что не только к женщинам.

Ради все той же справедливости стоит признать, что Оскар неплохо разбирался в женской природе. Его высказывания обидны, но точны до безобразия. Афоризмы Уайльда лучше знать как врага — в лицо.

«Ничто так не мешает роману, как чувство юмора у женщины или отсутствие его у мужчины».

«Женщины созданы для того, чтобы их любили, а не для того, чтобы их понимали».

«Мужчина может быть счастлив с какой угодно женщиной, только если он ее не любит».

«Не надо стараться понять женщину. Женщины — это картины, а мужчины — загадки. Если вы действительно хотите понять женщину, что, между прочим, всегда бывает довольно опасно, смотрите на нее, но не слушайте ее».

«Все мужчины — чудовища. Женщинам остается только одно — кормить их получше».

«“Всегда”! Какое ужасное слово! Его особенно любят женщины. Они портят всякий роман, стремясь, чтобы он длился вечно».

Фаина Георгиевна Раневская была убийственно остроумна. Если портниха Шанель колола окружающих булавками, ленивец Уайльд по-барски растекался мыслью по древу, то Фаина Георгиевна была настоящей зенитной установкой, бьющей точно в цель. Немало слабонервных девиц и режиссеров-холериков она довела до настоящих истерических припадков, всласть издеваясь над ними.

Об одной коллеге-актрисе она говорила: «У этой актрисы жопа висит и болтается, как сумка у гусара». О другой: «Болонка в климаксе». О бездарном с ее точки зрения актере: «У него голос — будто в цинковое ведро ссыт».

В афоризмах Раневской много от бесстыдства ребенка, который не стесняется спрашивать самые неудобные вещи и точно формулировать то, о чем вообще говорить не принято. Чего стоит только ее знаменитое высказывание на пороге уборной, в которой она провела немало времени, так что окружающие уже начали беспокоиться: «Не думала, что в одном человеке может быть столько дерьма!».

У Раневской стоит поучиться искренности и честности перед самим собой. Свои афоризмы она не придумывала специально: знавшие актрису люди говорили, что шутить для нее было чем-то вроде рефлекса. Смешное получалось непроизвольно: в естественности и заключается главная прелесть афоризмов Раневской.

Кроме того, Фаина Георгиевна умела смеяться над самыми страшными вещами в жизни человека. Например, над смертью: «А может быть, поехать в Прибалтику? А если я там умру? Что я буду делать?».

Биография Раневской, написанная ее «эрзац-внуком» Алексеем Щегловым (своих детей у актрисы не было), носит неприглядное, но очень правдивое название «Судьба-шлюха»: Фаина Георгиевна упорно отказывалась писать мемуары, но признавалась, что в случае согласия назвала бы их именно так.

Судьба Раневской — это судьба одинокой и некрасивой женщины, одаренной гениальностью с избытком и всегда остро чувствовавшей фальшь в окружающих и несовершенство мира в целом. Чувство юмора помогало ей справляться с одиночеством, с отсутствием ролей, с бездарностью окружавших ее режиссеров, с несовершенством управлявших ее страной политиков. Оно делало ее бесстрашной и в чем-то неуязвимой. Вот, например, как Фаина Георгиевна высказывалась о Ленине, кумире миллионов и вожде народов: «Когда я увидела этого лысого на броневике, то поняла — нас ждут большие неприятности».

Раневская, несомненно, была философом, а среди философов — пессимистом, но в отличие, скажем, от Ницше или Шопенгауэра, известных своей мрачностью, не стеснялась присовокуплять к своим высказываниям крепкие словечки: «Душа — не жопа, высраться не может». Каково?!

У Фаины Георгиевны и в самом деле были поводы для подобного взгляда на мир. Ее афоризмы — горькое лекарство, но удивительным образом они излечивают мизантропию: все-таки в высказываниях Раневской много скрытой доброты и принятия в людях самых отвратительных их черт. Она не пыталась избегать правды жизни, но научилась с ней справляться с помощью остроумия.

«Когда я умру, похороните меня и на памятнике напишите: «Умерла от отвращения».

«Старость — это просто свинство».

«Старость — это время, когда половина мочи идет на анализы».

«Оптимизм — это недостаток информации».

«Сняться в плохом фильме — все равно что плюнуть в вечность».

«Лесбиянство, гомосексуализм, мазохизм, садизм — это не извращения. Извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду».

«Ну и лица мне попадаются — не лица, а личное оскорбление!»

«Жизнь проходит и не кланяется, как сердитая соседка».

Афоризм подобен очень крепкому эспрессо: здесь нет ничего лишнего — ни одной буквы, которую можно было бы при желании убрать. Это предельная и очень бодрящая концентрация мысли. А еще это редкая способность немногих людей, которых можно смело назвать аристократами духа.

Источник: http://www.diets.ru

Похожие записи:

Нет меток для данной записи.

Комментарии закрыты

top