search
top

Космодемьянская, Зоя Анатольевна

Зо́я Анато́льевна Космодемья́нская (13 сентября 1923, село Осиновые Гаи Тамбовской области — 29 ноября 1941, Петрищево) — партизанка, красноармеец диверсионно-разведывательной группы штаба Западного фронта.

Первая женщина, удостоенная звания Герой Советского Союза (посмертно) во время Великой Отечественной войны. Стала символом героизма советских людей в Великой Отечественной войне. Её образ отражён в художественной литературе, публицистике, кинематографе, живописи, монументальном искусстве, музейных экспозициях.

Зоя Анатольевна Космодемьянская родилась 13 сентября[1]1923 года в селе Осино-Гай (село в различных источниках именуется также как Осинов Гай или Осиновые Гаи, что означает «осиновый лес»[2]) Гавриловского района Тамбовской области, в семье потомственных местных священников.

Дед Зои, священник Знаменской церкви села Осино-Гай Пётр Иоаннович Козьмодемьянский[3], был схвачен большевиками в ночь на 27 августа 1918 года и после жестоких истязаний утоплен в Сосулинском пруду. Труп его был обнаружен лишь весной 1919 года, священник был похоронен рядом с церковью, которая была закрыта коммунистами, несмотря на жалобы верующих и их письма во ВЦИК в 1927 году[4][5][6]

Отец Зои Анатолий учился в духовной семинарии, но не окончил её; женился на местной учительнице Любови Чуриковой.

В 1929 году семья оказалась в Сибири. По некоторым утверждениям, они были сосланы за выступление А. Космодемьянского против коллективизации[7], но, по свидетельству самой Любови Космодемьянской, опубликованному в 1986 году, бежали в Сибирь, спасаясь от доноса. В течение года семья жила в селе Шиткино на Бирюсе, однако затем сумела переехать в Москву — возможно, благодаря хлопотам сестры Л. Космодемьянской, служившей в Наркомпросе. В детской книге «Повесть о Зое и Шуре» Л. Космодемьянская также сообщает, что переезд в Москву произошёл после письма сестры Ольги.

Отец Зои — Анатолий Коcьмодемьянский — умер в 1933 году после операции на кишечнике, и дети (Зоя и её младший брат Александр) остались на воспитании матери.

Брат Зои — Александр(1925 г. — 13.4.1945 г.), командир батареи самоходных артиллерийских установок гвардии старший лейтенант, погиб при штурме Фирбруденкруга в Земландии, и ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза (1945 г.).

В школе Зоя училась хорошо, особенно увлекалась историей и литературой, мечтала поступить в Литературный институт. Однако, отношения с одноклассниками не всегда складывались самым лучшим образом — в 1938 году её избрали комсомольским групоргом, но потом не переизбрали. В результате у Зои развилась «нервная болезнь». По свидетельству Любови Космодемьянской от 10 февраля 1942 года:

В 1940 году она перенесла острый менингит, после которого проходила реабилитацию (зимой 1940 года) в санатории по нервным болезням в Сокольниках, где подружилась с лежавшим там же писателем Аркадием Гайдаром. В том же году окончила 9-й класс средней школы № 201, несмотря на большое количество пропущенных по болезни занятий.

М. Горинов заключает:

31 октября 1941 года Зоя, в числе 2000 комсомольцев-добровольцев, явилась к месту сбора в кинотеатре «Колизей» и оттуда была доставлена в диверсионную школу, став бойцом разведывательно-диверсионной части, официально носившей название «партизанской части 9903 штаба Западного фронта». После короткого обучения[4] Зоя в составе группы была 4 ноября переброшена в район Волоколамска, где группа успешно справилась с заданием (минирование дороги).

17 ноября вышел Приказ ВГК № 428, предписывавший лишить «германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом», с каковой целью «разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог».

Во исполнение этого приказа[4], 18 (по другим сведениям — 20) ноября командиры диверсионных групп части № 9903 П. С. Проворов (в его группу вошла Зоя) и Б. С. Крайнов получили задание сжечь в течение 5—7 дней 10 населённых пунктов, в их числе деревню Петрищево (Рузский район Московской области). Участники групп имели по 3 бутылки с зажигательной смесью, пистолет (у Зои это был наган), сухой паёк на 5 дней и бутылку водки. Выйдя на задание вместе, обе группы (по 10 человек в каждой) попали под обстрел у деревни Головково (10 км от Петрищева), понесли тяжёлые потери и частично рассеялись; их остатки объединились под командованием Бориса Крайнова.

27 ноября в 2 часа ночи Борис Крайнов, Василий Клубков и Зоя Космодемьянская подожгли в Петрищеве три дома (жителей Кареловой, Солнцева и Смирнова), в которых располагались немецкие офицеры и солдаты[4]; при этом у немцев погибло 20 лошадей.

О дальнейшем известно, что Крайнов не дождался Зои и Клубкова в условленном месте встречи и ушёл, благополучно вернувшись к своим; Клубков был схвачен немцами; Зоя, разминувшись с товарищами и оставшись одна, решила вернуться в Петрищево и продолжить поджоги. Однако немцы уже были настороже, собрали сход местных жителей, на котором велели им охранять дома[4].

С наступлением вечера 28 ноября, при попытке поджечь сарай С. А. Свиридова (одного из назначенных немцами стражников), Космодемьянская была замечена хозяином. Вызванные последним квартировавшие немцы схватили девушку (около 7 часов вечера). Свиридов за это был награждён бутылкой водки (впоследствии приговорён судом к расстрелу). На допросе она назвалась Таней и не сказала ничего определённого. Раздев догола, её пороли ремнями, затем приставленный к ней часовой на протяжении 4 часов водил её босой, в одном белье, по улице на морозе. К истязаниям Космодемьянской пытались присоединиться также местные жительницы Солина и Смирнова (погорелицы), бросившие в Космодемьянскую котелок с помоями (Солина и Смирнова впоследствии были приговорены к расстрелу)[4].

Боевая подруга Зои Клавдия Милорадова вспоминает, что во время опознания трупа на Зоиных руках была запёкшаяся кровь, ногтей не было. У мертвого тела кровь не течет, значит, при пытках Зои были также вырваны ногти.

В 10:30 следующего утра, Космодемьянскую вывели на улицу, где уже была сооружена виселица; на грудь ей повесили табличку с надписью «Поджигатель домов». Когда Космодемьянскую подвели к виселице, Смирнова ударила её по ногам палкой, крикнув: «Кому ты навредила? Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала…»[8].

Саму казнь одна из свидетельниц описывает следующим образом:[4]

До самой виселицы вели её под руки. Шла ровно, с поднятой головой, молча, гордо. Довели до виселицы. Вокруг виселицы было много немцев и гражданских. Подвели к виселице, скомандовали расширить круг вокруг виселицы и стали её фотографировать… При ней была сумка с бутылками. Она крикнула: «Граждане! Вы не стойте, не смотрите, а надо помогать воевать! Эта моя смерть — это моё достижение». После этого один офицер замахнулся, а другие закричали на неё. Затем она сказала: «Товарищи, победа будет за нами. Немецкие солдаты, пока не поздно, сдавайтесь в плен». Офицер злобно заорал: «Русь!» «Советский Союз непобедим и не будет побеждён», — все это она говорила в момент, когда её фотографировали… Потом подставили ящик. Она без всякой команды стала сама на ящик. Подошёл немец и стал надевать петлю. Она в это время крикнула: «Сколько нас ни вешайте, всех не перевешаете, нас 170 миллионов. Но за меня вам наши товарищи отомстят». Это она сказала уже с петлёй на шее. Она хотела ещё что-то сказать, но в этот момент ящик убрали из-под ног, и она повисла. Она взялась за верёвку рукой, но немец ударил её по рукам. После этого все разошлись.

В «Акте опознания трупа» от 4 февраля 1942 года, проведённого комиссией в составе представителей ВЛКСМ, офицеров Красной Армии, представителя РК ВКП(б), сельсовета и жителей села, об обстоятельствах гибели на основании показаний очевидцев обыска, допроса и казни установлено, что комсомолка Космодемьянская З. А. перед казнью произнесла слова призыва: «Граждане! Не стойте, не смотрите. Надо помогать воевать Красной Армии, а за мою смерть наши товарищи отомстят немецким фашистам. Советский Союз непобедим и не будет побеждён». Обращаясь к немецким солдатам, Зоя Космодемьянская сказала: «Немецкие солдаты! Пока не поздно, сдавайтесь в плен. Сколько нас не вешайте, но всех не перевешаете, нас 170 миллионов»[9].

Приведённые здесь снимки казни Зои были найдены у одного из убитых солдат вермахта.[источник не указан 884 дня]

Тело Космодемьянской провисело на виселице около месяца, неоднократно подвергаясь надругательствам со стороны проходивших через деревню немецких солдат. Под Новый 1942 год пьяные немцы сорвали с повешенной одежду и в очередной раз надругались над телом, исколов его ножами и отрезав грудь. На следующий день немцы отдали распоряжение убрать виселицу, и тело было похоронено местными жителями за околицей деревни[4].

Впоследствии Космодемьянская была перезахоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

Распространена версия (в частности, это было упомянуто в фильме «Битва за Москву»), согласно которой, узнав о казни Зои Космодемьянской, И. Сталин приказал солдат и офицеров 332-го пехотного полка вермахта в плен не брать, а только расстреливать. Командир полка подполковник Рюдерер был захвачен фронтовыми чекистами, осуждён и по приговору суда позднее расстрелян.[10].

[править] Посмертное признание подвига.

О судьбе Зои стало широко известно из статьи Петра Лидова «Таня», опубликованной в газете «Правда» 27 января 1942 года. Автор случайно услышал о казни в Петрищеве от свидетеля — пожилого крестьянина, которого потрясло мужество неизвестной девушки: «Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им…». Лидов отправился в Петрищево, подробно расспросил жителей и на основе их расспросов опубликовал статью. Её личность была вскоре установлена, об этом сообщила «Правда» в статье Лидова от 18 февраля «Кто была Таня»; ещё раньше, 16 февраля, был подписан указ о присвоении ей звания Героя Советского Союза (посмертно).

Во время и после перестройки, на волне антикоммунистической критики, в печати появлялась и новая информация о Зое. Как правило[11][12], она основывалась на слухах, не всегда точных воспоминаниях очевидцев, а в некоторых случаях — и на домыслах, что, впрочем, было неизбежно в ситуации, когда документальная информация, противоречащая официальному «мифу», продолжала держаться в секрете или только-только рассекречивалась. М. М. Горинов писал по поводу этих публикаций, что в них «отразились некоторые факты биографии Зои Космодемьянской, замалчивавшиеся в советское время, но отразились, как в кривом зеркале, — в чудовищно искажённом виде».

Социолог С. Г. Кара-Мурза так описывает происходящее[11]: «…Читал я лекцию в Бразилии перед обществом психологов. Тему они задали такую: „Технология разрушения образов в ходе перестройки“. Я рассказывал факты, приводил выдержки из газет. А смысл слушатели понимали лучше меня. Особенно их заинтересовала кампания по дискредитации Зои Космодемьянской. Мне задали удивительно точные вопросы о том, кто была Зоя, какая у ней была семья, как она выглядела, в чём была суть её подвига. А потом объяснили, почему именно её образ надо было испоганить — ведь имелось множество других героинь. А дело в том, что она была мученицей, не имевшей в момент смерти утешения от воинского успеха (как, скажем, Лиза Чайкина). И народное сознание, независимо от официальной пропаганды, именно её выбрало и включило в пантеон святых мучеников. И её образ, отделившись от реальной биографии, стал служить одной из опор самосознания нашего народа.» Некоторые публикации утверждали, будто Зоя Космодемьянская страдала шизофренией. Было выдвинуто также предположение, что на самом деле подвиг якобы совершила не Зоя, а другая комсомолка-диверсантка — Лиля Азолина.

В № 43 газеты «Аргументы и Факты» за 1991 год, в рубрике «Обратная связь» был под общим названием «Зоя Космодемьянская: Героиня или символ?» опубликован ряд откликов читателей на ранее напечатанную краткую заметку писателя А.Жовтиса «Уточнения к канонической версии» («АиФ» N 38, 1991 г.), где автор подвергал ревизии некоторые обстоятельства ареста Зои. Один из этих откликов был подписан: «Ведущий врач Научно-методического центра детской психиатрии А. Мельникова, С. Юрьева и Н. Касмельсон», — и гласил:

Перед войной в 1938—1939 гг. 14-летняя девочка по имени Зоя Космодемьянская неоднократно находилась на обследовании в Ведущем научно-методическом центре детской психиатрии и лежала в стационаре в детском отделении больницы им. Кащенко. У неё подозревали шизофрению. Сразу после войны в архив нашей больницы пришли два человека и изъяли историю болезни Космодемьянской.

Позднее эта информация часто появлялась в других газетах, но никаких других источников и новых свидетельств шизофрении у З. Космодемьянской больше не приводилось.

Других свидетельств либо документальных подтверждений подозрений на шизофрению в статьях не упоминалось, хотя в воспоминаниях матери и одноклассников действительно рассказывается о поразившей её в 8—9 классе (в результате упомянутого конфликта с одноклассниками) «нервной болезни», по поводу которой она проходила обследования. В последующих публикациях газеты, ссылавшиеся на «Аргументы и факты», часто опускали слово «подозревали».

Версия о подозрении на шизофрению оспаривается. Так, Надежда Арабкина в статье «Крестный путь Зои», опубликованной в газете «Московский комсомолец», писала:

…Как-то в прессе промелькнула статья о том, что Зоя Космодемьянская страдала шизофренией. Ветераны части 9903 подняли архивы Института психиатрии. Имена врачей, которые якобы ставили Зое диагноз, — нигде не встречались…

Сохранившиеся данные о нервной болезни Зои содержатся в воспоминаниях её одноклассника В. И. Белокуня и матери. Белокунь писал: «Эта история (конфликт с одноклассниками и непереизбрание группоргом) очень подействовала на Зою. Она стала как-то постепенно уходить в себя. Стала менее общительной, больше полюбила уединение. В 7-м классе за ней ещё чаще стали замечать, как нам казалось, странности… (…) Слишком загадочными были для нас её молчание, всегда задумчивые глаза, а порою некоторая рассеянность. И непонятная Зоя становилась ещё непонятней. В середине года мы узнали от её брата Шуры, что Зоя больна. Это произвело сильное впечатление на ребят. Решили, что в этом виноваты мы.» По словам матери, «Зоя болела нервным заболеванием с 1939 г., когда переходила из 8-го в 9-й класс… У неё… было нервное заболевание по той причине, что её ребята не понимали.»[4]

Исследователь М. М. Горинов, опубликовавший в академическом журнале «Отечественная история» статью о Зое, к версии о шизофрении относится скептически, однако сообщения врачей отнюдь не отвергает, но лишь обращает внимание, что их утверждение о подозрении на шизофрению выражено в «обтекаемой» форме.

В последние годы существует версия, что Зою Космодемьянскую предал её товарищ по отряду, комсорг Василий Клубков.[13] Она основывается на материалах дела Клубкова, рассекреченных и опубликованных в газете «Известия» в 2000 году. Клубков, явившийся в начале 1942 года в свою часть, заявил, что он был взят в плен немцами, бежал, снова был схвачен, снова бежал и сумел добраться до своих. Однако на допросах изменил свои показания и заявил, что был схвачен вместе с Зоей и выдал её, после чего согласился сотрудничать с немцами, прошёл обучение в разведшколе и был отправлен с разведывательным заданием.

 — Уточните обстоятельства, при которых вы попали в плен?  — Подойдя к определённому мне дому, я разбил бутылку с «КС» и бросил её, но она не загорелась. В это время я увидел невдалеке от себя двух немецких часовых и, проявив трусость, убежал в лес, расположенный в метрах 300 от деревни. Как я только прибежал в лес, на меня навалились два немецких солдата, отобрали у меня наган с патронами, сумки с пятью бутылками «КС» и сумку с продзапасами, среди которых также был литр водки.  — Какие показания вы дали офицеру немецкой армии?  — Как меня только сдали офицеру, я проявил трусость и рассказал, что нас всего пришло трое, назвав имена Крайнева и Космодемьянской. Офицер отдал на немецком языке какое-то приказание немецким солдатам, они быстро вышли из дома и через несколько минут привели Зою Космодемьянскую. Задержали ли они Крайнева, я не знаю.  — Вы присутствовали при допросе Космодемьянской?  — Да, присутствовал. Офицер у неё спросил, как она поджигала деревню. Она ответила, что она деревню не поджигала. После этого офицер начал избивать Зою и требовал показаний, но она дать таковые категорически отказалась. Я в её присутствии показал офицеру, что это действительно Космодемьянская Зоя, которая вместе со мной прибыла в деревню для выполнения диверсионных актов, и что она подожгла южную окраину деревни. Космодемьянская и после этого на вопросы офицера не отвечала. Видя, что Зоя молчит, несколько офицеров раздели её догола и в течение 2 — 3 часов сильно избивали резиновыми палками, добиваясь показаний. Космодемьянская заявила офицерам: «Убейте меня, я вам ничего не расскажу». После чего её увели, и я её больше не видел.

— Из протокола допроса Клубкова от 11 — 12 марта 1942 года[14]

Клубков был расстрелян за измену Родине 16 апреля 1942 года. Его показания, как и сам факт его присутствия в деревне во время допроса Зои, не находят подтверждения в других источниках. К тому же показания Клубкова путаны и противоречивы: он то говорит, что Зоя при допросе у немцев назвала его имя, то говорит, что не называла; заявляет, что не знал фамилии Зои, а затем утверждает, что назвал ее по имени и фамилии, и т.д. Даже деревню, где погибла Зоя, он называет не Петрищево, а «Пепелище»[15].

Исследователь М. М. Горинов предполагает, что Клубкова заставили оговорить себя либо из карьерных соображений (чтобы получить свою долю дивидендов с разворачивавшейся пропагандистской кампании вокруг Зои), либо из пропагандистских (чтобы «оправдать» попадание Зои в плен, недостойное, согласно тогдашней идеологии, советского бойца). Впрочем, в пропагандистский оборот версия предательства так и не была запущена.

[править] Награды Медаль Звезда Героя Советского Союза (16 февраля 1942 года) с Орденом Ленина (посмертно) . [править] Память [править] Художественная литература Маргарита Алигер посвятила Зое поэму «Зоя». В 1943 году поэма была удостоена Сталинской премии. Любовь Тимофеевна Космодемьянская опубликовала «Повесть о Зое и Шуре». Литературная запись Фриды Вигдоровой. Советский писатель Вячеслав Ковалевский создал дилогию о Зое Космодемьянской. В первой части, повести «Брат и сестра», описаны школьные годы Зои и Шуры Космодемьянских. Повесть «Не бойся смерти!» посвящена деятельности Зои в суровые годы Великой Отечественной войны, Поэмы Зое посвятили турецкий поэт Назым Хикмет и китайский поэт Ай Цин. [править] Живопись Кукрыниксы. «Зоя Космодемьянская» (1942—1947) Дмитрий Мочальский «Зоя Космодемьянская» К. Н. Щекотов «Последняя ночь (Зоя Космодемьянская)». 1948—1949. Холст, масло. 182х170. ООМИИ им. М. А. Врубеля. Омск. [править] Фильмы «Зоя» — фильм 1944 года режиссёра Лео Арнштама. «Битва за Москву» — фильм 1985 года режиссёра Юрия Озерова. [править] В филателии Почтовые марки и конверты

[править] Монументальное искусство Памятник в селе Осино-Гай Тамбовской области, на родине Зои Космодемьянской. Тамбовский скульптор Михаил Салычев Памятник в Тамбове на улице Советской. Скульптор Матвей Манизер. Бюст в селе Шиткино Памятник на платформе станции метро «Партизанская» в Москве. Памятник на Минском шоссе близ деревни Петрищево. Мемориальная плита в деревне Петрищево. Памятник в Санкт-Петербурге в Московском парке Победы. Памятник в Киеве: сквер на углу ул. Олеся Гончара и ул. Богдана Хмельницкого Памятник в Харькове в «Сквере Победы» (за фонтаном «Зеркальная струя») Памятник в Саратове на улице Зои Космодемьянской, около школы № 72. Памятник в Ишимбае у школы № 3 Памятник в Брянске у школы № 35 Бюст в Брянске у школы № 56 Памятник в Волгограде (на территории школы № 130) Памятник в Челябинске на улице Новороссийской (во дворе школы № 46). Памятник в Рыбинске на улице Зои Космодемьянской на берегу Волги. Памятник в городе Херсоне у школы № 13. Бюст у школы в селе Бармино Лысковского района Нижегородской области. Бюст в Ижевске у школы № 25 Бюст в Железногорске Красноярского края у гимназии № 91 Памятник в Бердске (Новосибирская область) у школы № 11 Памятник в посёлке Большие Вязёмы у Большевязёмской гимназии Памятник в Донецке во дворе школы номер 54 Памятник в Химках на улице Зои Космодемьянской. Памятник в Ставрополе у гимназии №12 Памятник в Барнауле у школы №103 Памятник в Ростовской области, с.Тарасовский, памятник у школы №1. Бюст в селе Иваньково Ясногорского района Тульской областие во дворе Иваньковской средней школы Бюст в пгт. Тарутино, Одесской области, у начальной средней школы [править] Музеи В 201-й школе Москвы, в 381 школе Ленинграда (Санкт-Петербурга) расположенной на улице Зои Космодемьянской, и в школе родного села были открыты музеи. Также в селе Петрищево, Московская область, по минской дороге, открыт музей в ее честь, где представлена богатая выставка. Тамбовская область, Тамбовский район, село Борщёвка — работает Борщёвский исторический музей имени Героя Советского Союза Зои Космодемьянской (филиал Тамбовского областного краеведческого музея на общественных началах). Германия, город Эдериц, округ Галле — музей имени Зои Космодемьянской [править] Прочее

В честь Зои Космодемьянской назван астероид № 1793 «Зоя», а также № 2072 «Космодемьянская» (по официальной версии назван в честь Любови Тимофеевны Космодемьянской — матери Зои и Саши). Также посёлок Космодемьянский в Московской области, Рузского района, и Космодемьянская средняя общеобразовательная школа.

Её именем названы школы, судно Министерства морского флота, танкер, а также улицы во многих городах и сёлах.

В Днепропетровске восьмилетняя школа № 48 (ныне СШ № 48) названа в честь Зои Космодемьянской. В этой школе учились певец Иосиф Кобзон, поэты Игорь Пуппо и Олег Климов.

В честь Зои Космодемьянской назван электропоезд ЭД2Т-0041(приписан к депо Александров).

Источник: http://ru.wikipedia.org

Похожие записи:

Нет меток для данной записи.

Комментарии закрыты

top