search
top

В Махачкале прошла юбилейная научная сессия, посвященная 100-летию Эффенди Капиева

Сегодня в Махачкале прошла юбилейная научная сессия «Эффенди Капиев. Художник. Подвижник. Наставник», посвященная 100-летию со дня рождения видного советского писателя, художника яркой индивидуальности и подкупающей гражданской и творческой искренности. Ее организаторами выступили Институт языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы Дагестанского научного центра Российской академии наук и Союз писателей Дагестана.

Коротким оказался отпущенный Эффенди Капиеву жизнью срок, хотя долгим и суровым был путь испытаний, выпавших на его долю. Яркой звездой пронеслась полная блеска и подвига жизнь Эффенди Капиева на небосводе дагестанской и всей кавказской художественной культуры. И все же не угасла она. Нетускнеющими красками сверкает звезда Э. Капиева, внушая чувства восхищения и преклонения все новым и новым поколениям людей.

«Поразительно многогранен был круг забот и интересов неутомимого труженика литературы, — сказал в своем выступлении научный руководитель Института ЯЛИ им. Г. Цадасы, академик РАН Гаджи Гамзатов. — Никакой черной работы на ниве дагестанской культуры не чурался он: принимал участие в ставших легендарными походах «культсанштурма», внедрял новые алфавиты и новую орфографию. Э. Капиев выступал первым устным и письменным рецензентом начинающего стихотворца и первого сборника маститых авторов, часами беседовал в кругу молодых литкружковцев, днями сопровождал ставших классиками седобородых шаиров, проводил ночи напролет над очерками на злобу дня и выпуском очередных газетных полос. Ему принадлежали первые дагестанские и северокавказские поэтические антологии и литературные хрестоматии.

Э. Капиев был признанным собирателем и организатором литературных сил многонациональной Страны гор, а нередко – первооткрывателем народных талантов. Это он «открыл» нам бессмертного Сулеймана Стальского, это он «нашел» мудрого Абуталиба Гафурова. Заботливо оберегал он достоинство искусства слова — будь это строфа из запомнившейся народной песни или имя только что заявившего о себе автора. Последовательно и яростно боролся Э. Капиев в защиту подлинных талантов и настоящих ценностей. Глубоко тяготили его разгул вульгарно-социологических ниспровергателей, стиль командно-административного понукания в руководстве искусством.

Эффенди Капиев был в числе основателей дагестанской писательской организации и создателей ее национальных секций, душой сложной работы по подготовке и проведению первого Вседагестанского съезда писателей. Во многом благодаря письмам, выступлениям и статьям Э. Капиева, его блестящим переводам голос дагестанского искусства слова был услышан и воспринят за пределами края, в Москве, а через нее — всей страной. Э. Капиеву принадлежит заслуга разработки принципов национальной художественной критики в Дагестане и на Северном Кавказе, формирования ее как самостоятельного вида идейно-эстетического мышления.

Но все-таки Э. Капиев прежде всего художник слова, врожденный мастер поэтического слога. Литературное творчество было его призванием и делом жизни. Призвание и мечта его одухотворялись трогательной любовью к родному Дагестану. Они черпали силу и опыт у искусства слова русского народа, в призме которого необычными красками засверкали поэзия родного края и наследие народных певцов. Да, великий русский язык «усыновил» Э. Капиева как найденного, сделал его всесильным, неуязвимым. На русском языке воссоздал он затерявшуюся было в горах и обреченную, казалось бы, на забвение лирику, «порожденную, по словам поэта, одиноким вдохновением великого Батырая и сдержанным воплем гениального Махмуда». Творческая переработка фольклорных мотивов, бережное воспроизведение народных эстетических ценностей, синтез отстоявшейся народной традиции и творческой индивидуальности определили сущность капиевской «Резьбы по камню», вошедшей в золотой фонд кавказской лирики, а через нее и в мировой эстетический опыт».

Проза жизни, в освоении которой состояло в целом эстетическое кредо Э. Капиева, во всей наготе и широте предстала пред ним на войне. Повседневные будни величайшей и тягчайшей из войн отразил тонкий, наблюдательный художник в знаменитых «Фронтовых записках», по праву вставших в один ряд с лучшими произведениями советской военной прозы. Стержневой для записных книжек Э. Капиева была идея всенародного героизма в тяжелой борьбе, талисманом успеха которой служила «львиная храбрость бойца». Это была трогательная песнь жизни, которая прозвучала капиевским гимном всеодолевающему человеческому мужеству, воспринимавшемуся как невероятное и вместе с тем столь очевидное. В этой песне Э. Капиев проклинал античеловечность войны и презирал тех, кто посмел бы писать о ней легкой рукой.

Наталья Владимировна Капиева писала, что «песня Эффенди осталась недопетой, вершина — не взятой». Однако все, что создал, «он писал набело — с полной отдачей ума и сердца, и путь свой он прошел набело — с чистой совестью честного художника, труд которого протекал в муках и борениях и пронизан величайшей ответственностью перед временем».

В день 100-летия Э. Капиева общественность республики чествует и Наталью Владимировну, верного друга жизни Эффенди Мансуровича, замечательного труженика художественной культуры Дагестана и Кавказа, видного писателя, литературного критика, талантливого переводчика. Выступающие отмечали, что жизнь народной писательницы Дагестана Натальи Владимировны — это настоящий подвиг, и этот подвиг вызывает у нас чувство восхищения и преклонения.

Э. Капиеву не довелось даже подержать в руках главные произведения своей жизни в изданном варианте. Можно мысленно представить себе, какими шедеврами он обогатил бы литературу, какими открытиями порадовал бы нашего современника за десятилетия, истекшие после его кончины. Э. Капиев был не просто одним из ярких представителей национальной культуры. Бойцовские качества этой беспокойной и волевой, всегда ищущей и деятельной натуры составляли душу своеобразного «оргцентра» литературной жизни Дагестана и Северного Кавказа, где кипела борьба за верность традициям и смелость поиска, за чистоту и зрелость нового искусства. Как известно, это была борьба новаторская в своей сущности. «Зрелость и никаких скидок!» — вот ставший крылатым и запавший в сознание поколений капиевский девиз, и в нем — естество таланта его. Всем жаром беспокойного сердца и всем интеллектом незаурядного ума боролся Э. Капиев за зрелость родной дагестанской литературы.

Это был замечательный писатель, выдающийся деятель многонациональной культуры, художник высокого гражданского долга и ответственности, человек кипучей энергии и активной жизненной позиции, убежденный интернационалист и подлинный патриот. Уроки Эффенди Капиева, одного из первопроходцев и старателей национального художественного сознания нового типа, поистине богаты, неисчерпаемы и поучительны, и мы говорим, что Э. Капиев — это гордость, слава и совесть дагестанской литературы. И потому он неразлучен с нами и сегодня, и впредь — навсегда.

Главный научный сотрудник отдела литературы Института ЯЛИ, доктор филологических наук Сулейман Ахмедов в своем докладе рассказал о вкладе Эффенди Капиева в развитие дагестанской литературы. Он отметил, что Э. Капиеву выпала честь поднять художественный уровень дагестанской прозы до уровня общесоюзного, проложить пути, по которым она уверенно шагает и в наши дни. Книги «Поэт» и «Записные книжки» снискали ему любовь и уважение самых широких кругов читателей и взыскательных критиков. Выдающийся французский писатель Луи Арагон писал о книгах Э. Капиева, что они «подлинно художественные произведения». В докладе К. Симонова на Втором Всесоюзном съезде писателей СССР в 1954 году книга Э. Капиева «Поэт» названа «удивительно поэтичной» и отнесена к числу произведений, «отмеченных особенно очевидным своеобразием стиля». «Честной и глубокой книгой» называет ее Н. Тихонов. Р. Гамзатов пишет, что для него книга «Поэт» остается необыкновенной книгой о мудрости, яркости и драматичности пути поэта, своеобразной одиссеей певца-пророка.

Высокая оценка художественному мастерству Э. Капиева дана в литературно-критических и научных работах Х. Тамадаевой, А. Колоскова, М. Чудаковой, Л. Шиловой, И. Крамова, особенно в книге Н. Капиевой «Жизнь, прожитая набело», в которой вопросы мастерства писателя даны в развитии и в связи с творческой личностью.

Если вы нашли в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl-Enter, чтобы сообщить о ней.

Источник: http://www.riadagestan.ru

Похожие записи:

Нет меток для данной записи.

Комментарии закрыты

top