search
top

Борис Спасский: «Я должник Фишера»

img5053033239100 Борис Спасский: «Я должник Фишера»

В мае должны начаться съёмки фильма “Жертва пешки”. В нем речь пойдёт о судьбе чемпиона мира по шахматам Роберта Фишера: в основном о том периоде в жизни знаменитого американца, когда он выиграл шахматную корону у советского гроссмейстера Бориса Спасского.

Снимать фильм будет Дэвид Финчер — режиссёр, известный широкой публике  по серии фильмов “Чужой” и “Семь”. Главная роль доверена Тоби Магвайеру, сыгравшему некогда человека-паука.

Казалось бы, создание такого, можно сказать, исторического фильма, как “Жертва пешки”, немыслимо без участия непосредственного очевидца и участника событий тех лет — Бориса Спасского.

- У меня было несколько предложений, но я отказался от сотрудничества, — рассказывал корреспонденту “ВК” десятый чемпион мира по шахматам Борис Васильевич Спасский, приезжавший недавно из Франции в Вятку. — И дело не в том, что меня не устраивает режиссёр, взявшийся за эту тему. Просто у меня на эту тему свои планы. И хотя мне, действительно, говорили, мол, “без вас фильм немыслим”, — я дал отказ. Принципиально. Я и сам могу сделать фильм. И у меня эта идея существует. Я должник Фишера. И тему эту не хочу ни с кем делить.

На такое заявление у Спасского есть довольно веские основания.

Пожалуй, информацию о том, что отъезду за рубеж советского гроссмейстера, чемпиона мира, предшествовал запрет на его участие в соревнованиях международного уровня, нигде не найти. Тем не менее сейчас Спасский назвал это одной из самых главных причин, толкнувших его покинуть Родину. Ведь для спортсмена такого рода запрет — это медленная смерть.

Официально же все выглядело так. Спасский в 1976 году, женившись на Марине Щербачёвой — француженке русского происхождения, дочери эмигрировавшего из России белогвардейского офицера, легально выехал во Францию. Как говорится, без шума и пыли. Мало того, он сохранил право выступать на соревнованиях как представитель СССР. Это обстоятельство, кстати, вызвало большое недовольство другого советского гроссмейстера — Виктора Корчного, также покинувшего Родину, но попавшего при этом у советской власти в глубокую опалу. Итогом же этих событий стала многолетняя война двух советских гроссмейстеров, временами выходившая за рамки шахматного поля. Многие вспомнят при этом довольно резкие выпады Корчного против Спасского. И даже недавний товарищеский матч между гроссмейстерами в Элисте, похоже, лишь стал подтверждением тому, что огонь давнего конфликта в душе Виктора Львовича так и не угас.

Однако вернёмся к Фишеру. Он покинул США много позже, чем  Спасский — СССР. Его отъезду предшествовали ссора с правительством США из-за отношения к Югославии, арест в Японии и предоставленное Исландией гражданство. Биография американского шахматиста, разумеется, заслуживает фильма. Но фильм немыслим и без знаменитого матча, в котором Фишеру шахматная корона досталась во многом благодаря порядочности Спасского, и без знаменитого письма Бориса Спасского президенту США, в котором он предлагал президенту  Бушу в случае осуждения Роберта Фишера американским судом  посадить себя с ним в одну камеру. Кстати, этот “ход” Спасского вошёл в историю как эталон порядочности.

Спасский и Фишер близко подружились, будучи уже немолодыми. Увы, вот уже около полутора лет американского чемпиона нет в живых. Спасский глубоко переживает потерю друга. Сам он со своей семьёй живёт в пригороде Парижа (примерно в пяти километрах от Эйфелевой башни), очень уединённо, общаясь только  с  близкими родственниками.

“ВК” уже сообщал о том, что стало причиной приезда Бориса Васильевича Спасского в Киров. Это желание посетить село Коршик Оричевского района, куда он вместе с другими ленинградскими детьми был эвакуирован в годы Великой Отечественной войны. Именно здесь в пятилетнем возрасте будущий гроссмейстер впервые взял в руки шахматы, и хотя  громко сказано, но получается, что именно здесь началось восхождение Спасского на шахматный Олимп.

В вятском Коршике в марте 2010-го Бориса Васильевича Спасского встречали тепло. Ждали его и в местной очень скромной по внутреннему интерьеру, но ухоженной школе, и в медленно реставрируемой по причине бедности старинной церкви (этот православный храм, признался Спасский, он более всего мечтал увидеть). Организовали зарубежному гостю даже экскурсию на новое предприятие по производству древесных пеллет.

К сожалению, здание, где когда-то разместили детей, эвакуированных из Ленинграда, в числе которых были и братья Спасские, до наших дней не сохранилось. По воспоминаниям местных жителей, до приезда ленинградцев в этом помещении было то ли общежитие, то ли школа-интернат…  И чтобы разместить детдом, здешних жильцов расселили по близлежащим деревням.

Сейчас облик села того времени хранят лишь немногочисленные старые фотографии, собранные в школьном музее.

- О Коршике у меня довольно странные воспоминания, — признался Борис Васильевич. — Здесь я узнал шахматные ходы. Но на этом моя карьера в шахматном спорте могла, собственно, завершиться, даже не начавшись, если б не приезд в 1943 году моих родителей. Время было голодное. И я в Коршике начал “увядать”. Помню кровать, совсем не такую добротную, как на одной из музейных фотографий, печку большую тёплую, к которой я всё время тянулся…  По семейным фотографиям — я был в те годы, как маленький волк, с такими волчьими глазами… Помню, как однажды осенью здесь, в поле, я нашёл стручок гороха, и это было величайшее счастье. С тех пор, кстати, я всегда покупаю на базаре горох в стручках.

Пожалуй, самое светлое воспоминание того периода — изумительная картина природы. После того как нас высадили из поезда, который  в пути много раз бомбили, мы ехали на подводах в Коршик. По пути был сделан привал — в овраге. Над нами стояли высокие деревья, сквозь которые солнце с трудом пробивало свои лучи, внизу тёк ручей, огромные валуны и играющие рыбки. Эта картина с тех пор навсегда передо мной.

А когда мы уже уезжали из Коршика, помню, что поезд надо было брать штурмом, и один опаздывающий офицер вдруг выхватил пистолет и крикнул проводнику: “Если ты меня не посадишь, застрелю!”

Такие вот остались воспоминания. Но делайте скидку на возраст, — заключил гроссмейстер, — мне было тогда всего пять лет.

Что касается непосредственно шахматной игры, то она, по словам Спасского, началась для него в Ленинграде, летом 1946 года. Именно тогда он увидел новый для себя мир, и всё остальное для него перестало существовать. Шахматы стали настоящей страстью. Первые успехи в спорте пришли неожиданно быстро. Вторая категория, первая, потом — кандидат в мастера спорта…

- Чемпионом мира я стал странным образом, — в своём интеллигентно-ироничном стиле рассказал Борис Васильевич Спасский. — В 63-м году я вдруг почувствовал в себе огромную шахматную силу и сказал своему тренеру Игорю Захаровичу Бондаревскому (он был блестящий шахматист, гроссмейстер, чемпион СССР, светлая голова): “Фатер (я так его называл), а не стать ли мне чемпионом мира?” Он с интересом посмотрел на меня и сказал: “Ого! Давай!”

Так в 69-м я стал чемпионом мира, но дорога к этому званию была очень трудной, со многими испытаниями, к которым я не всегда был готов…

СКАЗАНО!

Источник: http://www.vk-smi.ru

Похожие записи:

Метки: ,

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

top