search
top

Папанов Анатолий. Он любил только театр. 85 лет со дня рождения актера

30 октября 2007 года, а не 31-го, как ошибочно указывают некоторые энциклопедии, исполнилось 85 лет со дня рождения Анаталия Папанова. Телеканал «Культура» показал фильм «Время желаний», в котором актер сыграл главную роль (31 октября 2007 года, в 19:55). А по его окончании в 21:30 в эфир вышла программа из цикла «Острова», посвященная Анатолию Папанову. Участвуют актриса Театра Сатиры Надежда Юрьевна Каратаева — вдова Папанова, а также его дочь — актриса Московского драматического театра им. М.Н. Ермоловой Елена Анатольевна Папанова.

Надежда Каратаева-Папанова (актриса Театра Сатиры, вдова Анатолия Папанова) рассказывает: «Он очень хотел быть артистом, хотя в семье у него актеров не было. Отец был военный, а мама – модистка. В том районе, где они жили, был клуб «Каучук», он и сейчас там есть. В этом клубе был театр народного творчества – полупрофессиональный театр. Руководили им актеры Вахтанговского театра. Главный там был Куза Василий Васильевич. Анатолий Дмитриевич считал его своим первым учителем. Но это длилось недолго. В июне 1941 года началась война. Где-то в начале 1942 года, или даже в конце 1941-го Папанов получил очень тяжелое ранение. Лежал в госпитале несколько месяцев. После этого приехал в Москву и решил пойти в театральный институт, в ГИТИС. Художественным руководителем там тогда был Михаил Михайлович Тарханов. Он его прослушал и взял сразу на второй курс. Тут-то мы с ним познакомились. После того, как он пришел к нам домой, бедненько одетый, скромный, я у мамы спрашиваю: «Ну, как?» Она сказала: «Дочка, если любишь, то конечно, выходи, только что-то он не очень красивый», — ей почему-то казалось, что все, кто учится в театральном, должны быть красивыми. Я ей ответила: «Мама, да он такой талантливый, ты даже не представляешь!» Анатолий Дмитриевич был однолюб. Мы с ним прожили 43 года. В театре он проработал в одном — в Театре Сатиры, с 1948 по 1987 год. Это 39 лет. Симонов Константин Михайлович порекомендовал Столперу, режиссеру фильма «Живые и мертвые»: «Посмотри Папанова. Замечательный актер, он, наверно, тебе подойдет». Естественно, сначала звонили из съемочной группы: «Анатолий Дмитриевич, придите…». А он всегда отказывался: «Да что вы, да я в кино ничего не могу, я не фотогеничный…». Дошло до того, что сам Столпер ему позвонил и сказал: «Анатолий Дмитриевич, придите, ведь не зря Симонов Вас рекомендует». Он пошел и его утвердили. А потом он говорил, что знает, почему его взяли на эту роль — вычитал у Симонова, что Серпилин (герой, которого Папанов играл в «Живых и мертвых») был «с лошадиным лицом, но с умными глазами». Анатолий Дмитриевич Папанов очень любил театр, он ничего больше не любил. Когда меня спрашивают, были ли у него хобби, рыбалка там, охота?.. Ничего подобного. Он любил только театр».

Актриса Вера Васильева вспоминает: «В начале он играл эпизоды и играл их всегда очень ярко. Даже можно сказать, что сильно наигрывал. Но когда ему говорили: «Толь, ну не жми ты так», он отвечал: «Не наиграешь – не сыграешь». На всё у него был очень интересный ответ. Его стали замечать. Дали роль в «Поцелуе феи», где у него был умопомрачительно смешной грим. Он любил грим. В наше время все актеры играют со своим лицом, вроде как думают, что зрители всё намеком поймут. А он понимал, что по намеку никто не поймет. Поэтому он делал то большие уши, то какой-нибудь особенный нос, то огромные ноги. Он ничего никогда не играл в полсилы. С одной стороны – мягкий актер, а с другой – немыслимая внутренняя сила, как будто он играет короля Лира. Мне кажется, что у него была какая-то доля недосказанности. Он был абсолютно не завистлив, абсолютно не суетной. Я даже не знаю, хотел ли он званий. Давали ему звания, но я не чувствовала в нем никаких суетных стремлений».

Поэт Андрей Дементьев рассказыват: «Папанов всегда был какой-то другой, даже если ты приходишь на тот же самый спектакль. Он никогда не был заштампованным. Не было у него такого, что вот это уже отработано, поэтому может катиться само по себе. Никогда не катилось, всегда начиналось и шло изнутри. Он вообще чеховский человек. Казалось бы, такая обычная внешность, не красавец, не породистый дворянин, а играл дворян столбовых. Играл прекрасно. И играл маленьких людей, скажем Ионыча. Играл с таким пониманием, что мне кажется, он пришел из XIX века. Прошел через Чехова, через Горького, через эту драматургию, через эту жизнь и сумел это всё нам передать. К нему не приставишь никакого эпитета. Он вроде бы и комедийный актера, а вроде и трагический. Он мог играть голосом. Его Волка из «Ну, погоди» обожают все дети взрослые».

Режиссер Александр Прошкин: «Есть знаменитая статья Жана Вилара «Уберите лицо мертвого актера», где он пишет, что актер выполняет свою миссию, пока он жив. Он говорит на языке своего времени, говорит со своими современниками, пользуется красками своего времени. А после смерти он должен уйти, — так считал Жан Вилар. Но есть актеры, для которых время несущественно. Сейчас, когда видишь работы Анатолия Дмитриевича, и молодого, и пожилого, уже мастера, все время поражаешься масштабу личности. Не мастерству, не профессионализму, а, в конечном счете, масштабу личности. У него была феноменальная популярность. И то, ради чего некоторые готовы жизнь отдать – такая популярность – ему было, в общем-то, в тягость. В тягость была даже не популярность, а есть у нашего народа такая черта – жлобство — это всё мое, я ж тебя по телевизору видел, ну-ка иди сюда. Все формы такого жлобства вызывали у Папанова невероятное раздражение. Поэтому он так замечательно сыграл много разных жлобов. Казалось бы, комедийные роли, хохмы, — ничего подобного, это было очень личностное отношение. Основывалось оно на том, что «я такой, какой я есть, и оставьте мне возможность быть таким, какой я есть. Не лезьте ко мне. Удивительное свойство актеров этого поколения – у них не было просто ролей. Каждая роль – это определенный человеческий поступок. Было личностное, мессианское отношение к своей работе. Может это плод моего воображения, но мне кажется, он предчувствовал свой уход. Это был последний съемочный день картины «Холодное лето 1953». Он мне говорит: «Пойди, покажи мне мою могилку». А до этого без него мы снимали эпизод, как герой Валерия Приемыхова ставит деревянный крест на могилке героя Папанова. Пришли, он посмотрел, что-то сострил – он всегда закрывался какой-то шуткой. А потом как бы потерял нас, сам с собой на секунду остался, что-то думал. И вот последнее, что я запомнил – эту странную улыбку, как он стоит у этой декорации, изображающей могилку. Случайно, неслучайно – не знаю. Природа у таланта мистическая. Вполне возможно, что предчувствие у него было».

Зажги в сети – поиграй в “Рапплз” и многие другие улетные онлайн игры с отличной графикой!

Похожие записи:

Комментарии закрыты

top