search
top

Шарль Морис де Талейран-Перигор

Шарль Морис де Талейран-Перигор 

 

 

 

 

В политике нет убеждений, есть обстоятельства.

 

 

Политик и дипломат, епископ Отенский (лишен сана), министр иностранных дел трех правительств.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Талейран родился в знатной, но небогатой аристократической семье. Предки будущего дипломата происходили от Адальберта Перигорского, вассала Гуго Капета. Отцу новорожденного Шарлю Даниэлю Талейрану минуло только 20 лет. Его жена Александрина Мария Виктория Элеонора была на шесть лет старше своего мужа. Супруги были всецело поглощены своей службой при дворе, они постоянно находились в разъездах между Парижем и Версалем, и ребенка отослали к кормилице, где, судя по всему, он и получил травму ноги, из-за чего до конца жизни хромал настолько сильно, что не мог передвигаться без трости.

 

 

Счастливейшие годы детства, по воспоминаниям, Талейран провел в усадьбе своей прабабки, графини Рошешуар-Монтемар, внучки Кольбера. «Это была первая женщина из моей семьи, которая выказала любовь ко мне, и она была также первой, которая дала мне испытать, какое счастье полюбить. Да будет ей воздана моя благодарность.… Да, я ее очень любил. Ее память и теперь мне дорога, – писал Талейран, когда ему было уже шестьдесят пять лет. – Сколько раз в моей жизни я жалел о ней. Сколько раз я с горечью чувствовал, какую ценность для человека имеет искренняя любовь к нему в его собственной семье».

 

 

В сентябре 1760 г. Шарль Морис поступил в коллеж д’Аркур в Париже. Ко времени окончания занятий, к 1768 г., четырнадцатилетний юноша получил все традиционные для дворянина знания. Многие черты характера уже сложились: внешняя сдержанность, умение скрывать свои мысли.

 

 

Затем он учился в семинарии Сен-Сюльпис (1770—1773) и в Сорбонне. Получил степень лиценциата по теологии. В 1779 г. Талейран был рукоположен в священники.

 

 

В 1780 г. Талейран становится Генеральным агентом Галликанской (французской) церкви при дворе. На протяжении пяти лет он совместно с Раймоном де Буажелоном, архиепископом Ахенским, ведал имуществом и финансами Галликанской церкви. В 1788 г. Талейран стал епископом Отенским.

 

 

 

 

 

Приближались революционные события 1789 г. Талейран во что бы то ни стало хотел стать депутатом от местного духовенства в Генеральные штаты. Он предложил программу реформ, ведущих к буржуазной монархии:

 

1) юридически определить права каждого гражданина;

 

2) признание любого общественного акта законным в королевстве только с согласия нации;

 

3) народу принадлежит и контроль над финансами;

 

4) основы общественного порядка – собственность и свобода: никто не может быть лишен свободы, кроме как по закону;

 

5) наказания должны быть одинаковыми для всех граждан;

 

6) провести инвентаризацию имуществ в королевстве и создать единый национальный банк.

 

 

2 апреля 1789 г. его избрали депутатом Генеральных штатов от духовенства Отена. 12 апреля, в день Пасхи, он отбыл в Париж.

 

 

Французский ученый Альбер Собуль заметил: «Талейран всегда оставался Талейраном. Для него личные интересы, его хромоногое “я” стояли в центре вселенной, но он был талантлив. В 1789-1791 он был словно пьян от свежего воздуха революции. Он объективно, независимо от своих внутренних побуждений и расчетов, работал на восходящий класс – крупную буржуазию, к которой его привлекали звон золота и ощущение близости власти».

 

 

5 мая 1789 г. в Версале начали свою работу Генеральные штаты. Там молодой епископ энергично и за хорошие деньги продавал свой голос то одной, то другой фракции. Мирабо в сердцах говорил о нем: «За деньги Талейран продал бы честь, друзей и даже свою душу. И не прогадал бы, получив золото за навозную кучу».

 

 

Талейран был одним из немногих, кто открыто выступал за неприкосновенность личности короля. Он искренне верил в нерушимость законов Франции относительно власти короля и пытался оказать помощь Людовику XVI . Талейран потребовал аудиенции. В беседе с королем он предложил на рассмотрение Людовику XVI проект спасения короны, где главная роль отводилась военному столкновению армии короля и сил восставших. Талейран в своих мемуарах описывает два способа спасения монархии, но потом заявляет, что «сам король уже смирился со своей участью и нисколько не хотел сопротивляться надвигавшимся событиям». Узнав о взятии Бастилии, Талейран пришел в ужас. Он ненавидел толпу и боялся ее, понимая, что она разрушит всю любимую им «сладость жизни».

 

 

11 октября 1789 г. епископ Талейран потребовал конфискации имущества духовенства от имени комитета, учрежденного 28 августа, с целью рассмотрения проекта о займах. Парламентская карьера Талейрана развернулась блестяще, ему поручались доклады по важнейшим вопросам. 16 февраля 1790 г. Талейран был избран председателем Учредительного собрания как «горячо преданный делу революции». Популярность Талейрана особенно возросла после того, как 7 июня 1790 г. с трибуны Учредительного собрания он предложил отныне отмечать день взятия Бастилии как национальный праздник Федерации.

 

 

Заставив говорить о себе, князь все-таки предпочел не занимать пока первых ролей в этом не слишком стабильном обществе. Он не мог, да и не стремился стать народным вождем, предпочитая более доходную и менее опасную работу в различных комитетах. Талейран предчувствовал, что эта революция добром не кончится.

 

 

 

«Чтобы сделать карьеру, следует одеваться во все серое, держаться в тени и не проявлять инициативы»

 

 

В 1792 г. Талейран дважды ездит в Великобританию для неофициальных переговоров о предотвращении войны. В мае 1792 г. английское правительство подтвердило свой нейтралитет. И все же усилия Талейрана не увенчались успехом – в феврале 1793-го Англия и Франция оказались втянутыми в войну.

 

 

«…После 10 августа 1792 года я просил временную исполнительную власть дать мне на некоторый срок поручение в Лондон. Для этого я выбрал научный вопрос, которым я имел некоторое право заняться, т. к. он был связан с предложением, сделанным мною раньше Учредительному собранию. Дело касалось введения по всему королевству единообразной системы мер и весов. По проверке правильности этой системы учеными всей Европы она могла бы быть принята повсеместно. Следовательно, было полезно обсудить этот вопрос сообща с Англией».

 

 

Его же истинной целью, по словам самого Талейрана, было уехать из Франции, где ему казалось бесполезным и даже опасным оставаться, но откуда он хотел уехать только с законным паспортом, чтобы не закрыть себе навсегда пути к возвращению. Он явился к Дантону просить заграничный паспорт. Дантон согласился. Паспорт был окончательно оформлен 7 сентября, а через несколько дней Талейран ступил на английский берег. 5 декабря 1792 г. декретом Конвента было возбуждено обвинение против Талейрана и на него, как на аристократа, был выдан ордер на арест. Талейран остается за границей, хотя и не объявляет себя эмигрантом.

 

 

В 1794 г. в соответствии с декретом Питта (Акт об иностранцах) французскому епископу приходится покинуть Англию. Он отправляется в США. Там он зарабатывает себе на жизнь операциями с финансами и недвижимостью, хлопоча о возможности возвращения во Францию. В сентябре 1796-го Талейран прибыл в Париж.

 

 

 

«Предательство – это вопрос даты. Вовремя предать – это значит предвидеть»

 

 

В 1797 г. благодаря связям своей подруги, мадам де Сталь, он становится министром иностранных дел, заменив на этом посту Шарля Делакруа. В политике Талейран делает ставку на Бонапарта, и они становятся близкими союзниками. После возвращения генерала из Египта Талейран познакомил его с аббатом Сиейесом, убедил графа де Барраса отказаться от членства в Директории. После государственного переворота 9 ноября (18 брюмера) Талейран получил пост министра иностранных дел.

 

 

В эпоху Империи Талейран участвует в похищении и расстреле герцога Энгиенского.

 

 

В 1805 г. Талейран участвует в подписании Пресбургского договора, но уже тогда он убедился, что ничем не сдерживаемые амбиции Наполеона, его династическая внешняя политика, а также все возраставшая мания величия вовлекают Францию в непрерывные войны. Князь, осыпанный милостями Наполеона, повел против него сложную игру. Шифрованные письма информировали Австрию и Россию о военном и дипломатическом положении Франции. Проницательный император и не догадывался, что его “самый способный из всех министров” роет ему могилу. В 1807 г., при подписании Тильзитского договора, он выступает за сравнительно мягкую позицию в отношении России. В августе того же 1807 г., открыто выступив против возобновленных в 1805–1806 гг. войн с Австрией, Пруссией и Россией, Талейран оставил пост министра иностранных дел.

 

 

 

«В Англии есть всего два соуса и триста конфессий. Во Франции, напротив, – всего две конфессии и триста соусов»

 

 

На Венском конгрессе 1814—1815 гг. представлял интересы нового французского короля, но при этом исподволь отстаивал интересы зарождающейся французской буржуазии. Выдвинул принцип легитимизма (признание исторического права династий на решение основных принципов государственного устройства) для обоснования и защиты территориальных интересов Франции, состоявших в сохранении границ, существовавших на 1 января 1792 г., и недопущения территориального расширения Пруссии. Этот принцип, однако, не был поддержан, ибо противоречил планам России и Пруссии.

 

 

3 января 1815 г. было подписано тайное соглашение – между Францией, Австрией (министр иностранных дел Клеменс Меттерних) и Англией (министр иностранных дел Роберт Стюарт) образовался тайный союз против России и Пруссии. Соглашение должно было содержаться в строжайшей тайне от Александра и от кого бы то ни было вообще. Этот договор усилил сопротивление саксонскому проекту, так что Александру оставалось решиться на разрыв или отступить. Получив все, что он хотел в Польше, он не хотел ссориться, а тем более воевать с тремя великими державами.

 

 

За несколько дней до сражения у Ватерлоо, 9 июня 1815 г., состоялось последнее заседание Венского конгресса, а также подписание Заключительного акта, состоявшего из 121 статьи и 17 отдельных приложений. Он был обличен в форму общего трактата, заключенного восемью державами, подписавшими Парижский договор; все остальные были приглашены присоединиться к нему.

 

 

Возвращение Наполеона с острова Эльбы, бегство Бурбонов и восстановление империи застали Талейрана врасплох. Восстановив империю в марте 1815 г., Наполеон дал знать Талейрану, что возьмет его снова на службу. Но Талейран остался в Вене. Он не верил в прочность нового наполеоновского царствования. Венский конгресс закрылся. 18 июня 1815 г. битва под Ватерлоо покончила с вторичным царствованием Наполеона. Людовик XVIII был восстановлен на престоле, а Талейран через три месяца получил отставку.

 

 

Но до этого ему пришлось уладить еще одно дело. Он был нужен для новой дипломатической борьбы. Так назывался «второй» Парижский мир, выработанный 19 сентября 1815 г., который подтверждал прежний договор 30 марта 1814 г., кроме нескольких незначительных исправлений границ в пользу союзников. На Францию налагалась контрибуция.

 

 

24 сентября 1815 г. Талейран вышел в отставку.

 

 

 

«Кофе должен быть горяч, как пекло, черен, как дьявол, чист, как ангел и сладок, как любовь»

 

 

12 января 1817 г., окончательно удостоверившись, что удален от участия в делах правительства надолго, Талейран решил затеять выгодную продажу одного ценного товара и написал Меттерниху письмо. Он писал, что тайком «унес» из государственных архивов громадную массу документов из корреспонденции Наполеона. И хотя Англия и Россия, да и Пруссия, очень много дали бы, даже пятьсот тысяч франков, но он, Талейран, во имя старой дружбы к канцлеру Меттерниху, желает продать эти украденные им документы только Австрии и никому другому. Не угодно ли купить? Талейран дал понять, что среди продаваемых документов есть кое-что компрометирующее австрийского императора и, купив документы, австрийское правительство «могло бы или похоронить их в глубине своих архивов, или даже уничтожить». Сделка состоялась. Талейран крайне бесстыдно обманул Меттерниха: только 73 из проданных 832 документов были оригиналы, подписанные Наполеоном. Хотя среди малоинтересной служебной трухи Меттерних получил все-таки нужные ему неприятные для Австрии документы.

 

 

Занятием Талейрана в это время было написание мемуаров и бесконечные интриги с Лондоном.

 

 

В 1829 г. Талейран начал сближаться и с герцогом Луи Филиппом Орлеанским, кандидатом на престол. 27 июля 1830 г. вспыхнула революция. Талейран послал записку сестре Луи Филиппа, герцога Орлеанского, с советом не терять ни минуты и немедленно встать во главе революции, свергавшей в этот момент старшую линию династии Бурбонов.

 

 

Положение Луи Филиппа на первых порах было нелегким, в особенности же перед лицом иностранных держав. Отношения с Россией были окончательно испорчены, оставалась Англия, куда в 1830 г. Луи Филипп отправил послом старого Талейрана. Вскоре, в том же 1830-м, положение Талейрана в Лондоне стало самым блестящим.

 

 

В течение нескольких месяцев Талейрану удается восстановить тесный контакт между Францией и Англией: фактически, управляет французской внешней политикой именно он, а не парижские министры, которых князь Талейран не всегда удостаивал даже деловой переписки, а, к величайшему их раздражению, сносился прямо с королем Луи Филиппом.

 

 

 

 

 

Талейран скончался 17 мая 1838 г. в Париже.

 

Остряки шутили: «Талейран умер? Интересно, зачем это ему понадобилось?»

 

 

В последние годы Талейран закончил свои мемуары, которые завещал издать лишь после его смерти. Мемуары эти хранились у его любовницы, Доротеи Саган, герцогини Дино.

 

 

В течение жизни ему, по собственному признанию, пришлось принести 14 противоречивших одна другой присяг. Талейран отличался феноменальным корыстолюбием, брал взятки у всех правительств и государей, нуждавшихся в его помощи (так, по приблизительным подсчетам, только в 1797—1799 гг. он получил 13 650 тысяч франков золотом; за смягчение некоторых малозначительных статей Люневильского договора 1801 г. получил от Австрии 15 миллионов франков). В мемуарах он зачастую крайне неохотно говорит о том или ином эпизоде своей жизни, но именно это заставляет больше верить тому, о чем он говорит открыто. И все же он писал в своих мемуарах: «Я хочу, чтобы и через много лет после моей смерти люди спорили о том, кем я был».

 

Это его желание исполнилось.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник: http://vienna1814.ru

Похожие записи:

Комментарии закрыты

top